Русский и бедуинка

И о чем ты только думаешь, какой ветер в голове у тебя гуляет? Всю еду испортила, зачем ты насыпала столько соли? Что теперь на ужин будем есть? Как назло все овощи закончились.

— Бабуль, я не нарочно, кто ж знал, что ты уже посолила. Ну хочешь, я съезжу на рынок, куплю быстро овощи и снова приготовлю эту бамию. У нас есть еще время до приезда отца и матери.

— Боязно тебя одну отпускать, но что же теперь делать? Как назло все уехали, некого попросить. А Мухамед с Асмой приедут голодными и уставшими.

— Бабуль, я туда и обратно быстро.

— Ну, что мне с тобой делать, иди, свистушка? Только быстро, купи килограмм бамии и килограмм помидор. Вот тебе деньги.

Лейла взяла деньги и бросилась бежать по пустыне. Путь предстоял неблизкий, нужно было пройти километр пустыни, чтобы выйти на главую дорогу и поймать рейсовый автобус до Шарм-эль-шейха. А там в городе надо еще сесть на микроавтобус, чтобы добраться до рынка.

Но для Лейлы это было приятное приключение. Ведь не часто ей приходилось покидать палатку в пустыне и отправляться в город. А там так красиво, жизнь кипит и бурлит. По улицам ходит столько разных людей. Многие из них приехали издалека, из-за границы. Они ходят по городу почти полуголые, и никто на них не смотрит, и пальцем не показывает. Чудеса, да и только!

Купив на рынке все необходимые овощи, Лейла стала пересекать дорогу, чтобы пройти на остановку. Ей предстоял долгий путь обратно. Машин на дороге было много и никто из них не собирался тормозить, чтобы пропустить девушку. Лейла решила закрыть глаза и перебежать дорогу, и машины тогда сами остановятся.

Но ей не удалось безболезненно пересечь дорогу, она все таки попала под колеса автомобиля, которые слава богу ее даже не ударили. Но все овощи рассыпались по дороге. Из машины вышел иностранный мужчина, лицо у него было испуганное. Он спрашивал ее на английском, Лейла немного понимала его. Она никогда не училась в школе и не могла даже писать и читать, но английский она немного выучила в те дни, когда торговала с матерью самодельными браслетами. Они с матерью плели браслеты из бисера и продавали их на пляже иностранным туристам.

Когда иностранец понял, что девушка не пострадала, он помог ей собрать овощи с дороги, открыл дверцу автомобиля и пригласил Лейлу сесть. Девушка отчаянно замотала головой, в знак того, что не надо этого делать. Она пыталась уверить его, что с ней все в порядке, но мужчина настаивал. У мужчины было красивое лицо, светлые волосы, серые глаза. Она никогда не думала, что светловолосые мужчины могут быть такими красивыми.

Лейла решила сесть в машину иностранца, хотя он знал, чем ей это грозит. Если узнают в ее поселке, то все прощай репутация приличной девушки. Ведь там даже неприлично при мужчине поднять глаза и на него посмотреть. Молодые девушки там сидят дома и редко выходят на улицу, дабы не очернить свою репутацию нескромным взглядом со стороны мужчин.

Это сегодня так вышло, что Лейла уехала в город совершенно одна. Обычно она ездила со своим отцом или братом. Но отец уехал с матерью в больницу в другой город, а брат женился и находился сейчас с женой в другом поселке. И если кто-то узнает, что садилась в авто к незнакомому мужчине, да еще иностранцу, то отец ее сильно побьет. А жители поселка будут плеваться когда ее увидят.

Она попросила мужчину остановить авто как можно дальше от ее дома. Лейла схватила сумки с овощами и решительно отвергла попытки мужчины помочь ей. Потом она жестом показала ему уезжать, сделала рассерженное лицо. Мужчина уехал, и Лейла с облегчением вздохнула. Кажется все обошлось, ее никто не видел. Теперь ей надо опят пересечь пустыню, чтобы дойти до своей палатки.

Бабка уже ждала ее, она переживала за Лейлу. И увидев, что ее внучка жива, здорова, начала быстро готовить ужин. Времени до приезда ее сына с женой оставалось немного, нужно было успеть все приготовить. Лейла присоединилась к ней, про себя вспоминая случай с незнакомцем. Она не знала почему, он остался нее в памяти. И теперь за рутинной работой постоянно вспоминался. Наверное, это было самое яркое приключение, которое случилось с ней за последние несколько лет.

Ведь с тех пор, как она вступила в юношеский возраст и одела платок на голову, она больше не могла даже на улицу выйти. А ведь как было в детстве весло. Лейла могла играть с другими детьми на улице. Они могли ездить в горы на ослах, чтобы пасти там своих овец и коз. Животные ели свежие травы, а дети резвились, бегали и прыгали.

Иногда даже они оставались там на ночь и спали на голой земле, завернувшись в одеяло и рассказывая друг различные истории. У бедуинов есть множество историй, которые так интересно слушать. А в пустыне всегда бескрайнее небо. Все это теперь казалось сном. С тех пор, как она одела платок, она должна была находиться только дома, помогая матери готовить еду и вести домашнее хозяйство.

Совсем скоро отец ей найдет жениха и она уйдет в другой дом, чтобы заниматься тем же самым, чем она сейчас занимается. Ей это казалось невероятно грустным. Наверное, в другом мире, откуда этот мужчина, который ей сегодня встретился, жизнь совсем другая. Но Лейла этого никогда не узнает, а так хочется И этот случай забылся бы и через некоторое время и Лейла бы смирилась со своей участью, но судьба решила иначе.

Через неделю в их поселке должно было случиться радостное событие. Соседка Карима должна была выйти замуж за парня из другого бедуинского рода, живущих в Иордании. Намечалось грандиозное празднование. Весь род того парня должен был скоро приехать в их поселок. Семья Каримы неустанно работали над приготовлением свадьбы, чтобы не упасть в грязь лицом перед будущими родственниками. Им пришлось расстаться с несколькими своими козами и целым верблюдом, чтобы накормить всех гостей. Кроме того, они закупались другими продуктами, чтобы готовить свадебные, праздничные блюда. Все женщины их дома неустанно пекли сладости.

Лейла с нетерпением ждала этой свадьбы. Наконец-то она может отвлечься от домашнего быта, повеселиться и потанцевать в компании своих подруг. И еще там будет так весело, столько людей соберется! Бабушка шила Лейле праздничный наряд — красивое, расшитое золотом платье с глубоким декольте, открытой спиной. Ведь на свадьбе они будут находиться отдельно от мужчин и можно одеться так, как хочется. Бабуля неустанно повторяла: «Смотри, свистушка! Это твой шанс найти хорошего жениха. Если там будут мамочки, которые ищут своим сыновьям женихам, ты должна им понравиться. А потом и тебя замуж выдадим».

Но замуж Лейле совершенно не хотелось, хотя ей уже исполнилось 18 лет. Все ее подруги уже давно замужем и имеют детей, некоторые уже по двое и по трое. А она вот как то задержалась. Родители бы рады были ее выдать замуж, но пока не нашли подходящую кандидатуру, ни в их поселке, ни в других соседних поселках. И Лейла оставалась в родительском доме, радуясь, что у нее пока нет особых забот.

«Ну что ж, замуж, так замуж» — подумала Лейла. «Кто ж знает, может ее муж будет похож на того сероглазого иностранца, с которым она случайно встретилась на прошлой неделе. И он будет ее любить и дарить золото, много золота. И за это она будет каждый день танцевать для него в их комнате. А еще они будут ходить ночью в пустыню, чтобы рассматривать звезды и целоваться». Из ее мечтаний Лейлу вывел крик бабушки.

— Эй, свистушка, о чем ты только думаешь? Смотри молоко опять убежало! Лейла быстро сняла кастрюлю с молоком с огня, но оно уже залило всю плиту. Придется теперь чистить тут все. Ну что за жизнь!

Гостей на свадьбу собралось немыслимое количество. Их поселок был просто переполнен людьми. После церемонии бракосочетания мужчины как это водится заселить в своем шатре, чтобы насладиться вкусной едой и напитками, потом потанцевать в компании других мужчин.

Женщины должны были делать то же самое, только в другом закрытом шатре. Там все девушки сбросили свои темные абайи, развязали «тархи» и начали танцевать. В шатре стало стало так ярко и зарябило в глазах от блеска одежды и украшений молодых девушек. Каждая из них одела открытый наряд с разукрашенными блестками и все свои украшения. В самый разгар зажигательных танцев жених позвал свою невесту на улицу. Девушки тут же немедленно накинули свои абайи, завязали платки наглухо, и высыпали на улицу. Там должны были выступать приглашенные артисты.

Лейла стояла в толпе женщин и завороженно смотрела, как танцуют артисты. Все было вокруг так красиво и празднично, она окинула взглядом толпу мужчин и взглядом и встретилась взглядом с теми серыми глазами, что снились ей в последнее время постоянно. Там в толпе бедуинов стоял тот самый иностранец, который подвез ее несколько дней тому назад. Лейла быстро отвела свой взгляд, нельзя было, чтобы другие заметили, что она посмотрела на незнакомого мужчину. Ее сердце сильно забилось: «Что это? Неужели судьба?! Нет, как можно. Нет, он же турист, просто пришел посмотреть бедуинскую свадьбу. Хотя как можно. Бедуины редко приглашают туристов на свадьбы, но возможно он чей то хороший знакомый» — думала Лейла…

На протяжении всего праздника Лейла чувствовала на себе взгляд незнакомца. Но приблизиться, чтобы поприветствовать друг друга, они не могли. Это вызвало бы множество любопытства со стороны гостей и порицания общества.

Когда возвратились домой после праздника, Лейла спросила своего отца про незнакомца. Ведь это было удивительно, что чужой человек попал на свадьбу бедуинов. Никогда в их поселке не было такого, иностранцев здесь не приветствовали. Отец сказал, что это человек — хороший знакомый шейха их поселка. У них какие-то совсместные дела, и шейх ему обязан чем-то.

Незнакомец сам напросился на эту свадьбу, и отказать ему шейх не мог.

На этом день закончился. Лейла легла спать, удивляясь, насколько мир тесен. Она даже не представляла, что он может вот так запросто попасть в их поселок. Сюда не пускают чужих людей, а тот, кто хоть раз находился здесь, уже не считается чужим. Но она не знала, какой сюрприз ее ждет на следующий день.

Ближе к вечеру, когда нужно горячий ужин был подан на стол, пришел человек от шейха и позвал отца к нему. Когда отец пришел от шейха, ужин уже давно остыл, но никто не притронулся к нему. В их доме не было принято кушать без главы семейства. Лейла с матерью бросились повторно разогревать, как только отец пришел. Он выглядел каким задумчивым и растерянным.

Когда ужин была съеден, отец о чем-то долго шептался с матерью в соседней комнате. Лейла мыла посуду, но она не могла слышать, о чем говорят родители. Потом они оба вышли из комнаты и как-то странно посмотрели на Лейлу. Отец сказал ей сесть на стул, и начал говорить.

— Понимаешь, дочка, я был у шейха. И мы говорили о тебе.

— Не понимаю, папа. Почему?

— Тут такое дело, — продолжил говорить отец. Тот вчерашний иностранец, что был на свадьбе, он хочет жениться на тебе. Он попросил шейха поговорить со мной и попросить согласия. Ты знаешь, если бы этот человек был просто иностранец и верил в другую религию, я бы сразу отказал ему. Но этот человек непростой. Шейх рассказал мне про его судьбу. Он из России, но давно принял ислам, переехал в Египет, чтобы вести правильную жизнь истинного мусульманина. Он уже здесь 10 лет живет. И вот сейчас он хочет завести здесь семью, он давно искал себе здесь жену, но не мог найти. А вот вчера тебя увидел и влюбился, как он говорит. Шейх характеризовал мне его как весьма приличного человека и праведного мусульманина. Если честно, я даже не знаю, что мне делать. Поэтому слово за тобой, дочка. Хотела бы ты выйти замуж за этого иностранца?

Лейла слушала отца и не могла поверить своим ушам. «Как такое могло произойти?» — думала она про себя. «Такого попросту не бывает! Отец спрашивает согласна ли она, а ей хочется кричать от радости, что, конечно, согласна!»

Через месяц сыграли свадьбу. Лейла вышла замуж за русского Мухамеда. Раньше у него было другое имя — Денис. Но когда он стал мусульманином, он стал называть себя Мухамедом. Лейла ушла из бедуинского поселка, они стали жить в квартире ее мужа в Шарм-эль-шейхе. У них потекла радостная семейная жизнь.

Через некоторое время родилось одним за другим четверо дети. Лейла и Мухамед до сих пор удивляются, как непринуждённо и бесхитростно свела их судьба. Кто бы мог подумать, что русский мужчина и бедуинка могут вот так вот запросто жениться и жить счастливо на протяжении многих лет.

 

Похищение ребенка

.

.

Анна шла по пылающим жаром улице с тяжелым пакетом, но она не замечала ни тяжести сумок, ни жары. Она возвращалась из магазина, купив продукты своей маленькой дочке и была погружена в свои тяжёлые мысли.

Проснувшись утром от криков голодного ребёнка, Анна обнаружила, что в доме нет ни крошки. Муж крепко спал, Анна дала ребёнку пустышку и быстро побежала в магазин. Ей пришлось взять свои последние сбережения, муж уже несколько недель не работал ни денег в доме не было. Но что поделать, маленький ребёнок хочет есть, а денег ещё она у матери попросит. Мать ведь хочет, чтобы они с дочкой вернулись к ней в Россию. Вот они и вернутся, а за это ей придётся их содержать.

Мать всегда была против её замужества. В самом начале её отношений с Билялем она всячески отговаривала её, пугала её всячески и страшилками. Но Анна все равно вышла замуж, но мать не успокоилась. Она постоянно твёрдила, что Биляль её ни на что годен, просила бросить его.

Вот она и добилась своего. В последнее время отношения с мужем у неё испортились, он стал злым, раздражительным из-за того, что потерял работу. Он стал срывать свою злость на Анне, поэтому она решила вернуться в Россию к маме. Конечно ей жалко его, она до сих пор его любит, но жизнь с ним стала невыносимой. Вчера вечером они ссорились, и он поднял на неё руку. Анна как будто еще раз почувствовала эту боль под глазом от его тяжелой руки. Остался небольшой синяк, но под огромными солнечными очками не видно.

Это было последней каплей. Анна объявила мужу, что собирается возвращаться в Россию. Наконец она дошла до дома, дверь была незаперта. Это показалось странным. Когда Анна зашла в дом, там никого уже не было. Нехорошие подозрения закрались в душу девушки. Она зашла в спальню, открыла шкаф мужа, он был пуст. Дочки и её вещей в доме тоже не было. Анна стала звонить мужу, но его телефон был недоступен. Она поняла, что муж скрылся с ребёнком.

Несколько дней Ана была безутешна, она сидела дома и ждала, что муж одумается и вернётся с дочкой. Она не могла поверить, что это происходит с ней. И что её мама оказалась все таки права. Самое страшное, что она предрекала ей — это случилось. Муж забрал ребёнка и скрылся. И когда девушка поняла, что возвращаться он не собирается, она тут же побежала на автовокзал.

«Надо ехать в деревню мужа. Наверняка её муж с дочкой там. Ему некуда больше ехать» — так думала Анна. Ей пришлось преодолеть 1000 километров на автобусе. Деревня мужа находилась в другом конце Египта, неподалеку от Луксора. Она когда-то была там уже. В самом начале супружеской жизни Биляль отвёз её туда, чтобы познакомить с родственниками.

Тогда у них все было так хорошо. Они сыграли свадьбу в России как Анна и мечтала с белым платьем, голубями, шумным застольем. А потом они прилетели в деревню Биляля, где была уже египетская свадьба. Весь народ в деревне тогда восхищался ею, её красивым платьем и белокурыми волосами.

Анна была наполнена безграничным счастьем в те дни, Биляль окружил её любовью и заботой. Казалось, так будет всегда, но все быстро кончилось.

Биляль не смог ей дать ничего кроме своей любви, а она привыкла к хорошей жизни. Анна всегда жила в достатке, мать ей никогда ни в чем не отказывала. У неё всегда были средства жить на широкую ногу благодаря мужу матери.

Мать давно бросила её родного отца и вышла замуж за богатого испанца. И хотя супруги не жили вместе, а только ездили к другу другу в гости, этот богатый испанец ежемесячно давал ей приличную сумму денег. Этих денег матери хватало на то, чтобы вести роскошную жизнь в России. Она и приучила дочку к хорошей жизни. Ана никогда нигде не работала, она просто путешествовала по миру и наслаждались жизнью. И вот однажды забрёла в Египет, и там влюбилась.

Биляль так страстно выражал свои чувства, буквально носил её на руках и относился как к принцессе. И Ане показалось, что вот он тот самый мужчина её жизни. А то, что за душой нет ни гроша, так это дело наживное. После свадьбы отношение Билиля к ней кардинально изменилось.

Он уже не смотрел на неё влюблённым глазами. Попросил изменить стиль её одежды на более закрытую, и одеть платок. Анна конечно же подчинилась ему, ведь она так его любила. Но чем больше они жили друг с другом, тем больше он начинал раздражаться на неё. Ему все не нравилось, как она готовит, как содержит дом, как воспитывает ребёнка. Но больше всего его раздражало то, что Анна тратит много денег.

 Он зарабатывал какие-то жалкие копейки, работая поваром на кухне. И их семье категорически не хватало средств — это тоже очень злило Биляля. Ну и вот во что все это вылилось. Но как он мог забрать их ребёнка и тайно уйти с ним куда-то? Да, она сказала, что собирается с их девочкой возвращаться в Россию, но она по крайне мере поступила честно. Она ему сказала о своих намерениях, а он просто сбежал, скрылся. Но она заберёт у него свою девочку, ребёнку нужна мать. А он если хочет может приезжать в Россию и видеть её.

Наконец Анна с большим трудом прибыла в деревню. Путь был не близкий, и ей пришлось поменять 3 автобуса. Сначала она доехала до Каира, потом до Луксора, а потом до деревни. Она чувствовала себя совершенно разбитой и долго бродила по узким улицам в поисках дома, где живёт мать Биляля.

Анна оделась в черную абаю, а на голову повязала платок, чтобы не привлекать внимание местных жителей. Но местные ребятишки все равно узнали в ней иностранку и бежали за ней по пятам, выкрикивая вслед какие-то слова.

Наконец она нашла дом матери Биляля и постучалась.

Дверь открыла сестра её мужа. Но она даже не пустила Анну за порог. Сестра говорила, что ничего не знает о её дочке и муже. Она не видела их очень давно, в деревню они с тех пор не приезжали. Анна плакала, умоляла её признаться, но сестра только качала головой, отводила глаза и повторяла, что ничего не знает. Тогда Анна ворвалась в дом и начала осматривать все комнаты, но никих следов пребывания её дочери она не обнаружила. Ей ничего не оставалось делать, как уйти отсюда.

В слезах Анна пошла на автостанцию, чтобы вернуться снова в Шарм-эль шейх. Что делать и как жить дальше она не знала. Она стала звонить матери в Россию, чтобы рассказать ей все. И впервые за долгое время мать отнеслась к ней с пониманием. Мама стала успокаивать Анну, просила её ничего не предпринимать больше, пока она не приедет. А вместе они попытаются вырвать ребёнка из рук мужа Анны. Ведь Египет все же не такое отсталое государство, там есть закон. И согласно этому закону ребёнок должен оставаться с матерью при разводе, а не с отцом.

Анна вернулась в Шарм эль шейх и через несколько дней прилетела её мать. Они вместе пошли в полицию, чтобы заявить о пропаже ребёнка. Затем наняли адвоката, чтобы он вёл дело о разводе и опеке над ребёнком. Биляль так и не появился и никто из его друзей не знал где он. А может они знали и не хотели говорить. Прошло несколько месяцев. И несмотря на то, что дела шли успешно, суд состоялся, и он назначил опекуном ребенка мать, О Биляле и дочери ничего не было слышно. Где они находятся никто не знал. В полиции было заведено дело на него, но его нигде не могли найти. Всё это продолжалось 3 года. Всё это время Анна не знала, где и с кем её дочка и вообще жива ли она. В какой-то момент она совсем отчаялась, ей хотелось наложить на себя руки от безысходности. И в этот момент раздался звонок.

— Могу я говорить с мисс Анной?

— Да это я.

 — Это брат Биляля. Хотелось бы с вами встретиться, чтобы поговорить о вашей дочке. -Конечно, давайте встретимся. Вы знаете где она, она жива? -Да с ней все в порядке. Я сейчас в Шарме. Жду вас сегодня в кафе Садыки в 8 вечера. И он повесил трубку. Слезы застилали Анне глаза. Сейчас она была по-настоящему счастлива.

Анна пришла в кафе на час раньше. Она не могла ждать, считала каждую минуту. Наконец брат Биляля пришёл. Она никогда раньше не видела его, ведь он давно жил и работал в Кувейт. И на их свадьбу он не приезжал.

— Здравствуйте, мадам! Давайте сразу к делу. Я приехал сюда ненадолго и только ради вас. Хотелось бы выслушать вашу историю.

И Анна рассказала ему все. Как они жили с Биляем, как он украл дочку и то, сколько сил потрачено, чтобы её вернуть. Брат слушал внимательно, потом он закурил сигарету и сказал: «Знаете я вам верю. Мой никудышный брат не нашёл ничего лучшего, как украсть ребёнка у матери. И за это я его осуждаю. Я хочу, чтобы все было по совести. Ваша девочка в порядке, все это время она жила в моем доме в Египте. С ней была её родная бабушка. Я жил в Кувейте и ничего не знал об этой истории. Когда я приехал и увидел девочку, я решил выяснить, почему ребёнок живёт не с мамой. И вот я кажется выяснил. Не беспокойтесь, девочку вам скоро вернут.

— Спасибо вам мистер Мохамед! Я век вам буду благодарна за это. — Не стоит благодарности. Ребёнку нужна мама. Ждите моего звонка.

Через день он позвонил и просил приехать в Луксор, чтобы забрать ребёнка. Анна с матерью сели на ближайший самолёт до Луксора и через несколько часов уже были там. Они пришли в назначенный час в одно тихое кафе Луксора. Туда пришёл брат Биляля со своей женой, они вёли за собой худенькую девочку с затравленными глазами, в которой Анна едва узнавала свою дочь. Она не видела её целых 3 года, за это время её девочка сильно изменилась, но все же черты лица остались прежними — те же чёрные, миндалевидные глаза, острый носик, тонкое лицо.

Анна бросилась к дочке, хотела её обнять, но та отстранилась от неё. Потом она побежала к своему дяде, заплакала и сказала, что хочет вернуться домой. Она разговаривала на арабском без какого либо акцента. Анна с трудом понимала, что она говорит. Дядя погладил её по голове и стал успокаивать. Наконец девочка перестала плакать, согласилась пойти с матерью. При этом она метнула злой взгляд в ее сторону.

— Извините, девочке нужно время, чтобы к вам привыкнуть. За это время, что она была не с вами, она привязалась к своей бабушке. — сказал брат Биляля уже по-английски. Ну, сейчас вручаю дочку вам. Будьте добры к ней и терпеливы, у ребёнка стресс. — Спасибо вам, мистер! Буду век вам благодарна! — Прощайте мисс! И он ушёл прочь со своей женой.

Анне пришлось нелегко в первое время после возвращения дочки, но все же она была безгранично счастлива. Девочка говорила только на арабском, Анна бросилась изучать этот язык. Ведь за то время, что она провела в Шарм-эль-шейхе, она так и не освоила арабский язык. Здесь в городе все говорили на английском и даже на русском.

Девочка насмехалась над её жалким попытками разговаривать на арабском. Она совершенно не хотела идти на контакт с мамой и русской бабушкой. Она вела себя отвратительно, выкидывала еду в мусорку, что они для неё готовили. Она постоянно сидела в планшете, что принесла с собой. Жанна играла в игры, смотрела арабские мультики. Когда её просили убрать планшет, устраивала истерики, начинала заламывать руки и причитать как это делают египетские женщины, чтобы высказать свое горе.

Анна стала задабривать её подарками. Она вела Жанну в магазин и покупала все, что она хочет. Стала водить её в кафе и рестораны, чтобы есть только ту еду, которую она любила и привыкла есть.И вот постепенно Жанна начала привыкать к ним, детям ведь много не надо.

Когда Жанна немного освоилась и стала разговаривать с Анной, то она поняла, что ребенок был просто-напросто запуган своей арабской родней. Они рассказывали ей ужасные вещи про русских и Россию.

 Девочка думала, что в России идёт страшная война, где всех убивают, и там совершенно нечего есть, что люди едят мясо собак. Они рассказывали ей про все эти ужасы с единственной целью, чтобы ребёнок боялся выехать в Россию. И им это удалось, при любом упоминании о том, чтобы поехать в Россию ребенок начинал плакать и дрожать от ужаса. Это обстоятельство не давало Анне возможность начать осуществлять планы по вывозу дочери из Египта.

Оставаться здесь они с матерью больше не хотели. Три года они прожили в Шарме и за это время столкнулись со многими трудностями. Жить в Египте женщинам одним без мужчины довольно трудно.

Они так хотели вернуться в Россию и устраивать свою жизнь там. Через акакое-то время Жанна совсем привыкла, любовь к ней и доброе отношение сделали свое дело. Она перестала бояться свою мать и бабушку, стала доверять им и даже согласилась на переезд в Россию.

Анна снова наняла адвоката и оказалось, что вывезти дочку из Египта нелегально невозможно. Ее отец поставил запрет на вылет. Но существуют некоторые лазейки и за деньги можно сделать все. Он назвал огромную сумму, которой у Анны не было. И ей пришлось продать квартиру в России, которую она получила в наследство от бабушки.

Адвокату пришлось потрудиться, чтобы подкупить нескольких людей в аэропорту, но и гонорар за это он получил немалый. За энную сумму сотрудники аэропорта закрыли глаза на запрет о вылете и пропустили девочку.

В конце концов, Анна с матерью и дочкой сидели в кабине самолета, который поднимался ввысь. Анна с облегчением вздохнула, все плохое осталось позади. Но все таки, жаль, что все так получилось, ее восточная сказка закончилась неудачно. А ведь как хорошо все начиналось. Когда-то она впервые приехала сюда и встретила любовь.

Анна подумала про себя: «Если бы мать не вмешивалась в ее дела с Билялем, то все бы у них было хорошо. Они бы так и жили в мире, воспитывая своего дитя.»

Светка

Светка сидела одна дома и смотрела какой-то научный фильм про древний Египет. Там американский археолог бродил по Египту, по историческим местам. Египет показался тогда Светке таким необычным, солнечным и красочным. Но где она, а где Египет. С такой жизнью как у неё сейчас, век ей куковать в своём Копейске.

Светка училась на третьем курсе медицинского училища в маленьком уральском городке. Она жила с матерью в маленькой, тесной хрущевке. Отца своего практически не знала, он ушёл от них, когда она была в младенческом возрасте. Мать её — тихая, скромная женщина, работала уборщицей в парикмахерской. Жили они обе бедно, от зарплаты до зарплаты.

Светка даже мечтать не могла, что она поедет за границу. Тут даже на кусок хлеба им с мамой не хватает, какие могут быть мечты о дальних странах. Тем не менее, неожиданно для себя она оказалась в солнечном Ливане.

Как то к Светке пришла подруга-бывшая одноклассница Людмила. Она училась в педагогической колледже и мечтала о красивой жизни. Когда-то они вместе со Светой ходили в танцевальный кружок, в их местном центре досуга. Потом Светка поступила в медицинский и ей стало не до танцев.

Людмиле очень нравилось танцевать, а по вечерам она стала подрабатывать в ночном клубе, танцуя гоу гоу. Это позволило ей щеголять в модных шмотках. Когда-то она звала Светку работать вместе с ней, но та отказалась Танцевать полуголой среди пьяных мужиков её как-то не прельщало

Людка зашла в комнату Светланы и обвела взглядом бедную обстановку.

-А у вас я вижу ничего не меняется. Свет, ну хватит уже кукситься. Посмотри на себя, ну красивая же девчонка! И что ты хоронишь себя в этом своём медицинском училище. У меня есть к тебе великое предложение! Меня тут пригласили одну танцевальную группу, которая работает в разных странах. И в скором времени они отправятся в Ливан. Они заключили контракт с одним ливанским ночным клубом и теперь летят туда на работу. Заработок там в разы больше, чем здесь. И им нужны ещё танцовщицы, вот я и решила тебя позвать. Мы с тобой с детства вместе.

— Звучит конечно заманчиво. Всегда мечтала побывать за границей. Но я же давно не танцевала.

 — Да это вообще не проблема! Ты прекрасно танцуешь. Просто немного по репетируешь и научишься. Это вообще не сложно.

 — Люд, я могу немного подумать?

— Перед тобой такие возможности открываются. Нечего тут думать. Завтра приходи на репетицию. Все жду тебя. И она вышла из дома, оставив за собой шлейф дорогих духов.

Вечером Светлана рассказала матери о предложении Людмилы.

— Конечно дочка поезжай! Даже не думай. Что ты увидишь в нашем Копейске? А тут мир посмотришь, денёг заработаешь. А учёбу закончишь, когда приедешь.

Итак, решено, она едет в солнечный Ливан.

Ливан Светку впечатлил более всего изобилием фруктов, вкусной еды и красивой одежды. Она всегда жила бедно, у неё не было красивой одежды, поэтому переделывала старые мамины платья, чтобы выглядеть хоть более прилично. А уж о заморских фруктах и мечтать не приходилось. Светка помнит, что ела бананы, апельсины, мандарины только в детстве, да и то в ограниченном количестве. А тут все эти фрукты везде, стоят копейки, да ещё посреди зимы.

Вот только Ливан толком не удалось посмотреть. Всю ночь напролёт приходилось танцевать в ночном клубе, потом падать от усталости в маленькой комнате арендованной квартиры, в которой проживали другие девушки из их танцевальной группы. Встав после полудня нужно было готовиться к очередным выступлениям в ночном клубе. Выходные предоставляли редко. За короткий выходные Светка не успевала никуда сходить.

В ночном клубе Светка неплохо зарабатывала, она строила планаы о том, как вернётся в Россию, сделает ремонт в квартире, и будет щеголять в модных вещах. В перерывах между танцами танцовщицы могли пойти в бар, чтобы выпить сока или чашечку ароматного кофе.

Светка любила эти перерывы, можно было не только отдохнуть, но и пообщаться с барменом. В этом чужом, шумном, сверкающем яркими огнями мире она нашла родственную душу. Бармена звали Джордж и он тоже приехал на заработки из Египта. Этот мир постоянных развлечений тоже был чужд для него, он скучал по теплому, родительскому дому, который оставил.

Джордж всегда рассказывал ей о своей семье, матери, отце, как они любили его — своего единственного сына. Как и Светке ему пришлось оставить родительский дом, чтобы заработать денег. Его отец вышел на пенсию и денег стало катастрофически не хватать. Мать никогда не работала, они все жили на зарплату отца. Джорджу не удалось получить высшее образование, но он надеялся поступить в медицинский, когда вернётся на родину. Судьбы их были чем-то похожи, как и их характеры, и это сблизило двух молодых людей. Поэтому через какое-то время эта привязанность перосла в большее чувство. И это было естественным развитием событий. Два молодых человека, не избалованные судьбой, встретились и поняли, что они должны по жизни идти вместе.

Когда контракт закончился, Светка возвратилась в Россию ненадолго в статусе невесты. Ей предстояло оформить документы, чтобы выйти замуж официально в Египте. Джордж оказался христианином, Светка и не знала, что в Египте есть христиане. Для того, чтобы стать его женой, ей нужно было идти в церковь, чтобы получить там свидетельство о крещении. В Египте христианам запрещено жениться на людях, исповедующих другую религию. Светку крестили в младенческом возрасте, но она никогда не была особо верующей.

Она зашла в церковь, там никого не было, только лики святых смотрели на неё со стен, да тлели лампадки. Светка не знала, как вести ей себя в храме, она никогда не была в таких местах. Вдруг навстречу ей вышел батюшка. Он то и нужен был девушке. Светлана рассказала ему, что собирается выйти замуж за христианина в Египте и ей нужно свидетельство о крещении. Батюшка внимательно выслушал рассказ девушки и даже дал свое благословение на этот брак.

Света была безмерно счастлива, что все складывается так прекрасно. Скоро со своим любимым человеком, строить счастливую семейную жизнь. О стране Египет она имела смутное представление. Когда-то в школе учитель истории рассказывала им о фараонах и их сокровищах. Это все, что она знала об этой стране. Но зато она знала многое о том человеке, с которым будет жить. О том, какой он милый, добрый, чуткий, скорей бы оказаться с ним. А остальное все не важно. Когда все документы были оформлены, подарки своим будущим родственникам куплены, Света купила билет в Каир.

В сладком предвкушении встречи с любимым человеком Света летела в столицу Египта. Джордж, как и обещал, встретил её, с аэропорта Каира они поехали на автостанцию, чтобы на рейсовом автобусе добраться до Порт-Саида — родного города её будущего мужа. И вот тут то радость Светки омрачилось. Египет совсем не был похож на Ливан.

Пока они ехали в автобусе, Светка смотрела в окно. Ее поразил мусор, раскиданный везде по улицам, обшарпанные дома, женщины, закутанные с ног до головы в чёрные платья. Порт- Саид тоже не выглядел роскошно. Пока они шли к дому Джорджа по дороге им встретился, осел, который при виде их истошно завопил. Это больше всего поразило Свету. До этого ей никогда не приходилось видеть ослов, так просто гуляющих по улицам. Светка с ужасом подумала, как она будет жить в таком обшарпанном месте, где так грязно и неуютно. Но её страхи и тревоги рассеялись, когда они зашли в дом Джорджа.

В доме Джорджа было вполне чисто, уютно и красиво. Его мать так радушно приняла ее, при встрече она обняла ее как свою дочку. Жалко, что Света совсем не понимала, что она говорит. Но по ее выражению лица было видно, что она рада приезду Светы.

Потом Свету усадили за стол, накрытый всевозможными блюдами. Уже было час ночи, она не привыкла есть в такое время и от волнения ей кусок в горло не лез. Но Джордж сказал, что мать обидится, если она все это не съест. Ведь мама так старалась, целый день готовила для нее все это. Свете пришлось съесть целую тарелку египетских голубцов и несколько кусков мяса, которые мать Джорджа так заботлива подкладывала ей.

После этого принесли еще сладости и ей тоже пришлось съесть несколько, чтобы не обидеть будущую свекровь. Наконец трапеза была закончена и мать отвела ее в спальню, чтобы она отдохнула. Света легла в постель и тут же заснула долгим, усталым, беспробудным сном.

Лишь спустя несколько месяцев Светка поняла, что жизнь в Египте мало чем будет отличаться от жизни в России — также скромно и бедно, без лишних радостей, в постоянной работе, но уже только в пределах дома. Семья Джорджа была действительно бедной. Все деньги, что были заработаны в Ливане, были истрачены на их венчание в церкви. После венчания в кафе устроили веселую вечеринку в роскошном кафе Порт-Саида, куда спустили свои последние средства.

После той свадьбы им стало не на что жить и даже нечего есть. Единственным доходом семьи оставалась маленькая пенсия отца. Джордж нигде не мог найти работу в родном Порт Саиде. Он искал хорошо плачиваемую работу, но никто не хотел брать человека без образования и без опыта. Официантом или барменом он отказывался работать, там платили сущие гроши, а работать надо было много. Получать образование после женитьбы он тоже не стал. Ему было не до этого, ведь скоро у него должен родиться сын.

Светка забеременела сразу же после свадьбы. В первое время она жутко страдала от токсикоза, а потом от голода. Ей постоянно хотелось есть, но еды в доме не было. Не было денег даже на то, чтобы покупать фрукты и овощи. И это в Египте то, где все это в изобилии и стоит копейки. Но она не могла выходить из дома. Во-первых, не знала языка, во вторых её белокурые волосы и светлая кожа вызывала повышенное внимание со стороны местных жителей. Ходить в платке как многие мусульманских здесь она тоже не могла. Христианки Египта ходят непокрытыми, чтобы отличаться от мусульман. А она все таки замужем за истинным христианин ом и должна соблюдать их традиции.

Целый год она ходила по дому неприкаянная, не умевшая сказать ни слова на местном языке. Муж избегал ее, боялся ее упрёков в том, что не может обеспечить ей достойную жизнь. При этом он не пытался даже улучшить её. Целыми днями он сидел в кальяной, болтая с приятелями ни о чем.

Светка родила ребёнка в государственной больнице, в ужасных условиях. В её палате вместе с ней лежало ещё с десяток женщин — крикливых и не образованных. Но слава богу роды прошли удачно, и ребёнок родился здоровым. Имя сына записал муж, не спросив даже мнения жены. Он назвал ребёнка Майклом, хорошо хоть не Мухамедом. Христиане здесь могут давать своим детям только имена их святых.

Через несколько месяцев после рождения ребёнка Светлана наконец смогла заговорить, высказать свое мнение, выразить недовольство, поспорить с кем-то. Незаметно для всех окружающих она освоила этот язык и начала разговаривать как истинная египтянка, даже без акцента.

Теперь она могла ходить по улицам, болтать со свекровью и с соседями, но жизнь от этого не стала лучше. От постоянного недоедания, недостатка витаминов, у неё начали крошиться зубы, выпадать волосы. Они по-прежнему все жили на скромную пенсию свекра, муж так и не нашёл работу.

Светка постоянно выражала свое недовольство таким наплевательским отношением к жизни и он избегал общения с ней. После рождения сына у них практически не было близости. Когда сыну исполнилось 3 года, Светка поняла, что жить так больше нельзя. Ребёнок не должен голодать и испытывать лишения, да и сама она хочет лучшей жизни.


Дочка их соседки работала в салоне красоты в Шарм-эль шейхе, делая маникюр, педикюр туристам. Она иногда приезжала к родителям погостить. Она подружилась со Светой и посоветовала ей ехать в Шарм на заработки. Там полно русских туристов и везде требуются русскоговорящие сотрудники. И даже их салону сейчас требуется Русскоговорящий продавец. Они обеспечат её жильём питанием, если она приедет и будут платить ей зарплату-процент от продаж.

Светка решила, надо ехать. Жилье будет, ребёнка устроит там в детский сад, а сама будет работать. В любом случае это будет лучше, чем постоянно голодать. В этот же вечер она объявила мужу о своём решении. Семья мужа одобрила его, им было только легче от того, что не надо обеспечивать лишний рот. Светка села на автобус с ребёнком и поехала в новый, незнакомый для себя город.

Шарм-эль-шейх ласково распростер ей свои объятия. Светке показалось, что три года она провела в тюрьме, и сейчас её выпустили на свободу. Она устроилась в салон красоты при отеле. Её работа заключалась в том, чтобы ходить по пляжу и приглашать туристов в салон на процедуры. Желающих находилось много и Светка начала хорошо зарабатывать.

Но в беззаботном Шарм-эль шейхе и трат было много. Садик сына стоил немало, ребёнка нужно было кормить, еда здесь тоже стоила недёшево по сравнению с Порт Саидом. Но все равно это было лучше, чем жить на скромную пенсию свекра и голодать. Светка работала на пляже весь день, а вечером готовила сыну еду. Ведь в садике не было питания, еду нужно было приносить с собой.

И снова ей некогда было оглянуться по сторонам и увидеть, что жизнь вокруг кипит. И молодые девчонки её возраста проводят её совсем не так как она, а радуясь жизни. Тем более город способствовал тому. Залитый солнечным светом, окружённый тёплым морем, Шарм предлагал немало интересных развлечений.

Через несколько месяцев, как Светка устроилась в Шарме, приехал не муж. Он слёзно просил прощения за то, что не смог обеспечить ей достойную жизнь. Он говорил, что он исправит это положение. И он наконец нашёл работу, пусть не такую высокооплачиваемую, но с перспективой развития. Сейчас он продавал мобильные телефоны в магазине друга. Со временем, когда он накопит деньги, он станет полноценным партнёром этого магазина, откроет там свой отдел. Сердце Светки опять растаяло, она его простила. Ведь её муж не сделал ничего плохого, не изменил ей, ему просто не повезло с работой.

Так получилось, в тот вечер, когда приехал муж, Светка как раз осталась одна в квартире, которую делила вместе другими девушками. И у них с мужем случилась близость, впервые за долгое время. На следующий день Джордж уехал назад в Порт Саид, а Светка осталась, пообещав, что ещё немного проработает и вернётся к нему.

Через месяц Светка поняла, что возвращаться нужно в любом случае, она беременна от своего мужа. И опять потекли медленные, безрадостные дни в сонном Порт Саиде. Светка вынашивала второго ребёнка. И чем больше она жила с мужем, тем больше понимала, что этот человек категорически ей не подходит. Да, он был добрым, но это единственное положительное его качество. Он не приспособлен к жизни, патологически ленив и довольствуется малым.

После яркого и роскошного Шарма Светка больше не хотела довольствоваться малым. Тем более, что многого она в жизни не видела, она не догуляла свою молодость и не до любила. А ей так хотелось бы пожить этой яркой, молодой жизнью, окунуться в её бурлящих и брызжущие яркими огнями воды. А история снова повторялась.

В магазине, где работал муж, дела шли из рук вон плохо. Люди здесь мало покупали мобильные телефоны, и муж приносил в дом копейки. Светка родила второго сына в государственной клинике, где не надо было платить деньги за роды, но и отношение к пациентам было соответствующим. Никто рожениц здесь не жалел, они шли как по конвейру-родила и слава богу, тут де можешь идти домой. Ребёнок умер при родах — малешь, бог дал, бог взял, иди домой, делай нового. Всё все проблемы с твоим здоровьем решай сама.

После родов Светка решила уехать в Шарм, как только ребёнок окрепнет. Первый сын уже подрос и даже пошёл в школу, в Египте обучение начинается с 4 лет. Его она оставит с мужем, а маленький будет с ней.

Через несколько месяцев Света вернулась в Шарм. Она опять устроилась продавцом на пляж, малыша отдала в ясли. И снова жизнь пролетала мимо неё. Все что она зарабатывала тяжелым трудом тратилось на детей и свекров. Она решила затеять ремонт в их доме, обновить обстановку, так как дом их приходил в негодность со временем. С потолка падала старая штукатурка, однажды это чуть не убило её старшего сына, который спал в этой комнате. Стены тоже выглядели старыми и уродливыми. Её сын не должен жить в такой обстановке.

Каждый раз, получив зарплату, она уезжала из Шарма на несколько дней, чтобы закупать стройматериалы для ремонта и нанять рабочих. На это уходило уйма денег, но на своих близких Света ничего не жалела. Муж по-прежнему зарабатывал копейки и довольствоваться этим. Скоро он вовсе привык, что его жена хорошо зарабатывает, и не стеснялся просить денег на содержание сына.

Светка крутилась как белка в колесе, продавая услуги салона красоты на пляже. Если раньше её мучил голод, то теперь недостаток сна. Маленький ребёнок спал почти весь день в яслях днем, а ночью не давал Светке отдохнуть. Бродя по жаркому пляжу и разговаривая с расслабленными туристами, Светка боялась, что сейчас упадёт и тут же заснёт. Так продолжалось ещё пару лет. Светка работала в Шарме, обеспечивала мужа и его семью.

Но однажды она влюбилась. Махмуд работал в спа салоне массажистом, он не был особо красив или богат, но разве бедной Светке, это когда-то было надо. С мужем у неё не было особой близости. Когда она приезжала к мужу, он делал вид, что рад, что хочет Светку. На самом деле он просто отдавал супружеский долг. Тёплых чувств к другу другу у них не было. Да и были ли они вообще? Наверное только в то короткое время в Ливане, когда они только познакомились. А потом началась эта скучная семейная жизнь в доме его родителей, без каких-либо радостей и бурных чувств.

Махмуд был мусульманин ом и полной противоположностью её мужу — горячий и темпераментный. Светка ему тоже понравилась, у них завязался страстный роман. Каждая встреча с ним для Светки была как праздник. Она забывала все свои страдания, многолетнюю усталость и растворялась в объятиях любимого. Через некоторое время они оба почувствовали, что этих встреч не достаточно, они хотят быть вместе всегда. Махмуд так полюбил её, что готов был принять и воспитывать её детей. Он подружился с Адамом — её младшим сыном, который даже стал называть его папой.

Тогда Светка подумала что нужно как то поменять свою жизнь, пока стало не слишком поздно. Когда она приезжала в Порт Саид её маленький сын не понимал, почему он должен называть папой другого человека. Ведь его папа Махмуд. Он пытался сказать это окружающим, но ещё плохо разговаривал и никто его не понимал. У мужа тоже была женщина, это Света почувствовала сразу. И всякий раз в Порт Саиде она находила предлог отказаться от близости с мужем, и он с облегчением это принимал.

В таких обстоятельствах лучшим решением было бы развестись. Но к сожалению, это было невозможно. В Египте брак между христианами заключается раз и навсегда и развод в нем невозможен практически. Если только будет доказана неверность одного из супругов. Но эта слишком долгая и неприятная процедура, не хотелось выносить на суд людей свои чувства и показывать грязное белье.

Другим способом развестись было поменять религию. В Египте мужчина христианин не может жить с женщиной мусульманкой. А мужчина мусульманин мог жениться на христианке. Светка задумалась об этом. Официально она являлась христианкой, но никогда не была особо верующей. Даже проживая в Египте вместе с христианами долгое время, которые всегда чтили и старались соблюдать свою религию, её сердце оставалась к религии закрытым.

И об исламе она также знала мало, хотя прожила в исламской стране уже 10 лет. Тогда Светка пошла в мечеть Шарм эль шейха, набрала религиозных книг на русском языке и начала читать их. И чем больше она читала, тем больше её сердце открывалось новой религии. Но многие ответы на свои вопросы, она нашла в священном Коране.

Светка поняла, что после всего, что она узнала, обратной дороги нет. Она должна принять ислам. И даже если Махмуд не жениться на ней, она все равно станет мусульманкой. Её желание было таким сильным, что она пошла в мечеть и сказала шахаду перед имамом и стала молиться 5 раз в день. Этого достаточно, чтобы стать мусульманкой. Она нашла в этой религии успокоение, и ничего теперь ей не было страшно.

Светка настолько прониклась исламом, что даже стала одевать по всем его правилам, закрывая тело, покрывая голову платком. Всё это было так необычно и вызывало восторг. Но сказать об этом мужу у нее все таки не хватило смелости. Но слухи в Египте распространяются быстро, тем более когда случается такое.

Не каждый христианин здесь решиться вот так взять просто и стать мусульманином. Это чревато для него порицанием других христиан, гневом всей родни и близких. Ведь Египте христиан меньшинство, и они глубоко чтят свою веру и всячески охраняют её от ислама. Мужу Светки донесли об этом. В гневе он приехал в Шарм. У Светки как раз был перерыв и она вышла из отеля, в котором работала, чтобы купить себе что-нибудь поесть. Её муж подбежал к ней, сорвал платок, сильно схватил её за руку. Он закричал: «Ты не представляешь, что я с тобой сделаю за это! Ты опозорила меня, всю мою семью, я убью тебя! «. Впервые Светка увидела своего мужа в таком сильном гневе. За всю их семейную жизнь он никогда даже голоса ни на кого не повысил.

Светка начала сильно кричать, молить о помощи, и люди вызвали полицию. Её мужа увезли в отделение. Там он успокоился, полицейские сказали, что вариантов нет. Согласно закону, он теперь может считаться себя неженатым. Не может у христианина быть жена мусульманка, он не имеет на неё теперь никаких прав. И если ещё раз решиться на рукоприкладство, они его просто посадят в тюрьму. Услышав это, муж немного успокоился. Он давно уже любил другую женщину. И теперь не надо долго и мучительно добиваться развода, он свободен и может жениться на любимой. К тому же, все теперь его будут жалеть из этого поступка его уже бывшей жены. В их обществе то, что сделал его жена — это ужасно. А он молодец, несмотря на что остался порядочен и верен своей религии.

Дайверы

Кэти уже давно была влюблена в Красное море и Шарм-эль шейх. Однажды оказавшись здесь на отдыхе, она поняла, что пропала. Особенно, когда она окунулась в глубины Красного моря. Это было пробное погружение с инструктором, но оно изменило всю её дальнейшую жизнь.

Оказавшись под водой и увидев, как солнечный свет просачивается вглубь, диковинных рыб и разноцветные заросли кораллов, она захотела делать это каждый день.


«К черту все Бросаю все и переселяюсь сюда!» — подумала она. В последние годы она жила в Лондоне и работала там в казино. Родом Кэти была из Польши. Её родители были владельцами нескольких гест хаусов в Кракове, то есть были людьми не бедными.

Кети не обязательно было работать, она вполне могла бы существовать на деньги родителей. Но она всегда хотела доказать им, что сама может зарабатывать деньги и безбедно существовать и без их помощи, поэтому и уехала в Лондон работать в казино. С личной жизнью у нее как то не складывалось. В этом году Кэти должно было исполниться 35 лет, а у неё не было ни мужа, ни детей. Нет, в мужчинах недостатка не было, но все её отношения с ними заканчивались расставанием.

Чтобы не терять времени, Кети решила не возвращаться больше в Лондон и быстро пройти все курсы дайвинга, получить сертификат гида и работать уже здесь.
Так получилось, что на курсах ей приглянулся один работник дайвинг клуба — молодой 20- летний египтянин. Он работал простым помощником дайвера и отчаянно мечтал сам стать когда-нибудь полноценным дайвером. Сейчас на это у него не было средств, курсы стоили недёшево, а в карманах у него не было ни гроша.

Но их обединила страсть к подводным погружениям в Красное море. Мохамед много знал о подводном мире Красного море и нюансах погружения и мог часами об этом рассказывать. Кэти же могла часами его слушать. После всего этого они просто не смогли не быть вместе. Под воздействием их страсти к красотам подводного мира Красного моря, возникла другая страсть —  друг к  другу.

Кэти решила помочь своему новому бой френду, она оплатила ему все курсы, чтобы он тоже мог получить сертификат дайв гида. В отличие от него в деньгах она никогда не нуждалась. В Лондоне ей удалось скопить приличную сумму, на которую она могла жить несколько месяцев, ни в чем себе не отказывая.

Теперь то они заживут — думалось ей. И сначала все действительно было как в сказке. Как две влюбленные рыбки они плавали по дну Красного моря, любуясь его красотами и наслаждаясь обществом друг друга. Страстные ночи перетекали в яркие, жаркие дни. Время текло легко и беззаботно, думать о будущем совершенно не хотелось. Да и зачем забивать себе голову лишним среди этого великолепия, среди этих золотых рыбок и страстных поцелуев.

Новую, беззаботную жизнь Кэти нарушили её родители, требуя её возвращения в Польшу. Они были обеспокоены, что их дочь встречается с человеком намного младше себя. Они посчитали, что он имеет к ней лишь денежный интерес. Родители грозили лишить её наследства, если она тот час же не бросит все и не приедет к ним. Кэти же верила, что это не так, поэтому решила показать своим родителям Мухамеда. –

Решено, они вместе поедут в родной Краков. Когда родители познакомится с Мухамедом, они поймут, насколько он добрый, образованный и приличный человек. Мухамеда же обрадовался перспективе побывать в Европе, он даже выразил желание остаться там работать. В Кракове не было моря, но существовал обучающий дайвинг центр, где он бы мог устроиться инструктором.

Но чуда не произошло, родители все так же скептически отнеслись к новому молодому человеку Кэти. Мохамеду же категорически не понравилось в Польше. Он почему-то думал, что за границей, особенно в Европе, зарабатывают баснословные деньги. Но в местном дайвинг центре ему предложили не слишком большую зарплату, а работать надо было вдвое больше, чем в Египте. Кэти с Мохамед возвратилась обратно в Египет, не достигнув своих целей.

Родители поставили условие Кэти, чтобы она покинула Египет и оставалась в Польше, иначе они оставят её без наследства. Кэти разрывалась между родителями и любимым человеком, но решила все таки выбрать второе. Зачем ей наследство, если у неё не будет женского счастья? А ей так хотелось уже создать свою семью, а самое главное родить детей. Ничего, что муж на 15 лет её младше, она в свои 35 лет выглядела как девочка, и разница в возрасте между ними не была заметна. А то, что Мохамед надёжный человек и любит её, она не сомневалась.

Но самое главное, здесь в Шарм-эль — шейхе она наконец обрела спокойствие и расслабленность, которого ей так не хватало. Жизнь теперь текла тихо и неторопливо, не надо было никуда спешить, чтобы заработать больше денег. В её распоряжении было море, полное чудесных красот, невиданных ранее существ. Каждый раз погружаюсь в него Кэти оказывалась в сказке.  Солнце каждый день приветливо светило ей утром и жарко обнимало днем. Так зачем ей покидать этот рай?

Но Кэти не знала, какое испытание её ждёт впереди. Однажды они с Мухамедом возвращались с работы домой. Они работали в одном дайвинг центре, поэтому всегда были вместе. Около дома их встретила женщина — египтянка лет 50-и. Мохамед, увидев её, встал как вкопанный. На его лице застыл испуг. Женщина начала разговаривать с ним на арабском, и до Кэти дошло, что эта мать Мухамеда.

Кто-то рассказал ей, что обожаемый сыночек живёт вместе с иностранкой. И она приехала из Каира специально для того, чтобы проверить, насколько это правда. Мохамед пригласил свою мать в квартиру, они долго о чем то говорили, кричали друг на друга громкими голосами. Кэти плохо понимала арабский, но она поняла, что разговор шёл о ней. Мать не одобряла их отношения и слёзно просила расстаться с ней. Наконец, они оба о чем то договорились. Мохамед сказал Кэти, что мать поживет какое-то время с ними. Она приехала в гости.

И с приездом матери Кэти потеряла то спокойствие и умиротворение, в котором она пребывала. С виду казалось, что мать Мухамеда относится к ней хорошо, называла её «хабибти», специально для неё готовила блюда египетской кухни. Но Кэти чувствовала, что она бросает на неё порой неодобрительные и презрительные взгляды, когда уверена, что Кэти на неё не смотрит. Мохамед уверял, что мать его приняла их отношения и полюбила Кэти как свою дочь. Когда мать Мохамед уехала, в душе остался какой-то неприятный осадок, как будто бы она задумала что-то недоброе. Но через некоторое время все опять вошло в свою колею.

Кэти вместе с Мухамедом продолжали работать в дайвинге. Эта работа ей нравилась все больше и больше. Она отдыхала душой среди красивых рыбок, причудливых морских существ и умопомрачительных коралловых зарослей. Отношения с Мухамедом как будто бы не изменились, он по-прежнему был с ней нежен и добр, но Кэти чувствовала неладное. Мать звонила Мухамеда каждую ночь, и он уходил разговаривать с ней в другую комнату. И всегда они разговаривали на повышенных тонах.

Однажды Мохамед объявил ей, что мать не одобряет его отношений с иностранкой и хочет, чтобы он женился на египтянке. Невесту она ему уже нашла и он должен повиноваться ей и сделать так, как она хочет. В Египте так принято, что дети подчиняются своим родителям, а особенно матерям. Если он этого не сделает, мать проклянет его, а жить с этим он не сможет. Он должен подчиниться матери.

Услышав это, Кэти заплакала. -Ты пойми, я не отказываюсь от тебя. Ты будешь считаться тоже моей женой, оформлю все документы. И я буду жить с тобой здесь и лишь изредка наведываться в Каир ко второй жене. Я люблю тебя, Кэти, но жизнь заставляет меня так сделать.


Кэти предстояло сделать сложное решение. Делить своего возлюбленного с другой женщиной ей будет трудно. Да она с ума сойдёт, когда он будет в Каире с ней, а она здесь. Разумным решением было расстаться с ним и возвратиться к родителям в Краков. Но почему так болит и плачет сердце. Нет, она испьёт эту чашу до дна, иначе до конца её ждёт одиночество. Она знала, что больше не сможет быть ни с каким мужчиной больше и жить в другом месте, вдали от него.

Кэти была так ослеплена своей любовью, что не замечала многого. Когда они начали жить вместе, то за квартиру, которую они снимали платил Мохамед. Он делал это в знак благодарности, что Кэти оплатила его дайверские курсы. Когда он начал работать драйвером, его зарплата намного увеличилась. Кэти же покупала в дом еду. В последний месяц Мохамед попросил её заплатить за аренду квартиры в связи сложившимися обстоятельствами. На его предстоящую свадьбу надо много денег.

Потом он уехал на свадьбу в Каир. Кэти все эти дни плакала, даже ее любимая работа не помогла забыть о её печали. Когда Мохамед возвратился, Кэти стало лучше. Ведь он возвратился к ней. Но с тех пор он перестал платить за квартиру и что-либо покупать в дом. За ужины в ресторанах и кафе теперь тоже всегда платила Кэти.
Мохамед в последнее время ходил мрачным и жаловался, как ему надоело работать на дядю и получать за это копейки.

Он хотел открыть собственную фирму экскурсий в Шарм-эль шейхе, но денег на это у него не было. Через некоторое время он попросил Кэти помочь ему. Он знал, что у неё в Польше есть маленькая квартирка, оставшееся ей от бабушки в наследство. И если продать эту квартиру, то будут деньги на новый бизнес.

Он слёзно умолял Кэти помочь ему и клятвенно обещал вернуть все деньги назад с процентами. Кэти верила ему, любящие люди не могут обмануть. Она давно уже считала, что с Мухамедом они одно целое. И если она может сделать своего любимого счастливым, то она сделает это.


Кэти продала свою квартиру довольно быстро, но за меньшую цену, чем та стоила. Она отдала все деньги Мохамед у и он начал бурную деятельность по открытию собственной фирмы. В самом начале дела шли неплохо, но тут на грянул мировой финансовый кризис и люди стали меньше ездить на курорты и покупать экскурсии Через несколько месяцев фирма Мохамеда разорилась.

Мохамед конечно же не мог отдать ей деньги, но у него оставалась часть суммы за проданную квартиру. Когда Кэти стала просить его вернуть ей хоть эти деньги, Мохамед скрылся. Он решил вернуться в Каир, чтобы построить себе там новый дом и открыть ещё какой-нибудь маленький бизнес. И Кэти ему стала не нужна.


По характеру Кэти была совсем не боец и она была готова простить этот долг. Но её родители заставили её обратиться в суд, чтобы вернуть хоть какие-то деньги и наказать подлеца. По документам Кэти считалась второй женой Мохамеда, так что доказать его обман было трудно.

 После долгой семейной тяжбы в суде, было вынесено решение о виновности Мохамеда. Суд предписал возвратить все деньги Кэти, но Мохамеда к этому моменту уже не было в Египте. С её денежками он благополучно уехал в Кувейт на заработки.

Кэти возвратилась в Краков с разбитым сердцем. И прожив год с родителями она поняла, что ей не хватает солнца, моря, улыбок и той беззаботности, которая была в Шарме. И она возвратилась в Шарм уже навсегда.

Старый муж

Квартира Хадижы, в которой они жили в Танте уже много лет, вчера сгорела. Ее семья временно приютилась у второй жены ее умершего отца. Все вещи и та ветошь, что была накоплена годами, сгорела в квартире. Хадижа, ее мать и два брата оказались на улице практически в нижней одежде. С собой не удалось взять ничего.

Вторая жена умершего отца по имени Хамида с недовольством приняла их семью. Ведь она собиралась замуж вскоре. Ее брал зажиточный крестьянин из деревни, близ Танты. Он был уже в возрасте 65 лет и ему нужна была более молодая помощница, чтобы управлять своей фермой. Хамиде тоже было выгодно это замужество, так как она вновь приобретала статус замужней дамы и ей больше не надо было заботиться о том, как прокормить своих троих детей. А уж управлять хозяйством она сможет. Это ведь не самой все делать, все сделают шагали-слуги, нанятые за небольшую сумму денег. А ей нужно просто командовать ими. Эта мысль грела ее сердце.

Но вот случилась беда, первая жена ее умершего мужа, попросила помощи. Деться женщине с дочерью 16 лет и двумя сыновьями 14 и 12 лет совершенно некуда, дом их сгорел. Не на улице же их оставлять. Ну пусть поживут в ее маленькой двухкомнатной квартирке на окраине Танты. Но лучше бы она их оставила на улице тогда. Она и так была обижена судьбой. Согласилась стать второй женой, зная, что есть та первая, которую он выбрал в молодости. Ведь именно ей достался большой дом и много золота.

Он прожил с первой женой долгое время, золото за это время было продано, да и дом сгорел. Но общество относилось к первой жене одобрительно, а к Хамиде наоборот неодобрительно, ведь она согласилась на жалкую роль второй жены. Ну и что это разрешено законом иметь четырех жен. У всех здесь только одна жена. А она привлекла своей молодостью и красотой, чтобы получить законное место под солнцем. Ведь родилась и жила она до замужества она в курятнике, и никогда не думала, что ей удастся жить в своей собственной квартире.

Но ее умерший муж был богобоязненным и прикупил ей квартирку. Однако жалость сыграла с ней нехорошую роль. Приютив первую жену и ее дочку Хадижу, она лишилась выгодного жениха. Старик пришел на следующий день, был очень недоволен, что она приютила у себя постояльцев. Ведь в его планах уже было сдать ее квартирку. И жильцов он уже нашел. А тут такое! Куда теперь девать эту погоревшую семейку. Денег восстанавливать их дом у них нет и сколько они здесь пробудут, одному Аллаху известно. Не выгонять же их на улицу.

Однако за жалостью к погорельцам стоял совсем другой интерес. 16 летняя дочь Хадижа, налилась соком, как молодой виноград. Тонкая как тростинка, с белой кожей, черными, блестящими, прямыми волосами, не знавшим платка. И почему только ее мать не настояла на хиджабе, ведь у девушки уже была менструация. И без платка она привлекла внимание старца, который был падок до красивых молодух. В его деревне с этим было строго. У всех отцы и браться за лишний мужской взгляд готовы убить. А эта разгуливает тут с длинными волосами под видом ребенка.

Бывший жених Хамиды что-то мямлил про ее доброту, а сам одним взглядом поглядывал на молоденькую девушку. В конце их встречи он и вовсе сказал, что не было у них никакого договора. Ну помогал он ей маленько, ну жалко ему было вдову. Жениться он и вовсе не обещал.

Через несколько дней старик Мустафа пришел к матери Хадижы и сказал, что у них товар, а у него купец. Он хочет жениться на девушке. За это он снимет угол ее семье в своей деревне, ну и конечно выплатит выкуп за невесту.

Мать была наказана рада такому подарку судьбы. Она честно говоря не знала, что делать с ее дочерью, которая уже сейчас начала привлекать внимание мужчин. Быть еще и опозоренной она не хотела, а тут такое счастье привалило. Уважаемый человек берет замуж ее дочку. Ну и что, что он втрое старше ее. Зато дочка ее будет жить в большом доме, управлять огромным хозяйством в деревне.

В тот же день она подозвала к себе Хадижу и объявила о предложении старика Мустафы. Хадижа была изумлена, ведь о замужестве она и не думала. В голове еще сидели дешевые куклы Барби, что продавались в киоске ее двора. У нее была одна, но она сгорела и теперь она мечтала купить себе новую с длинными, белыми волосами. Правда она стоит дорого, но какая красивая.

От мысли о том, что она станет женой этого уродливого старика, она заплакала. Но мать прикрикнула на нее и сказала, что так лучше будет. А ей не надо больше плакать, а то старик Мустафа может передумать и останутся они тогда на улице.

Со свадьбой не медлили, назначили ее на следующей неделе. Очень уж старику Мустафе хотелось получить во владение молодое тело. И он не поскупился, снял, кафе, позвал много гостей, купил невесте много новой одежде и взял в прокат свадебное платье.

Окончания свадебной церемонии старик Мустафа дождался еле еле. Невеста была молчалива и грустна, но так прекрасна и свежа. Таких красоток он в жизни не видывал, а тут к концу своей жизни взял и купил. Уж ночью то с ней он покуролесит.

И вот отгремели свадебные фанфары, гости устремились домой. Хадижу привели в комнату старика и усадили на постель и велели ждать, когда ее муж придет. Старик Мустафа получал последние поздравления и наконец направился в свою комнату.

Хадижа сидела на кровати ни жива, ни мертва, не могла от страха даже пошевелиться. Мустафа зашел в комнату, закрыл за собой дверь. Что произошло дальше, стало для Хадижи настоящим ужасом. Она никогда не знала, что в жизни может быть так больно и противно. Когда старик Мустафа уснул, она поняла, что оставаться здесь больше не сможет никогда и повторения этого ужаса она больше не выдержит. Она собрала несколько своих вещей в сумку, вытащила из кармана старика все деньги и тихо вышла из дома и пошла куда глаза глядят.

Плача и проклиная свою судьбу, она дошла до главной дороги. Там ехало много машин. И тут она увидела огромный автобус, там было написано Шарм-эль-шейх. Хадижа подняла руку, чтобы автобус остановился. И к счастью там было одно свободное место для бедной девушки и она отправилась в неизведанный город. Тот город, который она часто видела по телевизору, богатый и сытый, где жили одни лишь люди-звезды. Она никогда и не мечтала попасть туда и вообще думала, что существует он только в сказке.

И действительно чудеса для нее только продолжались. Рядом с ней в автобусе сидел парень, который увидел, что девушка выглядит очень грустной. И Хадижа рассказала ему свою историю. Пареньку стала жалко девушку и проехав в Шарм он приютил ее у себя в квартире безвозмездно.

Через некоторое время Хадижа нашла работу в отеле. Она освоилась в новом для нее городе, на ее лице стала чаще появляться улыбка. Но стоит ей вспомнить ту страшную ночь со стариком Мустафой, на глаза наворачиваются слезы.

Подлый аниматор

Вот уже 5 месяцев Юлька работала в анимации в отелях Шарм-эль-шейха. По контракту ей оставался всего месяц и она могла покинуть эту работу и вернуться в Россию. Ей этого и хотелось и нет. В их анимационной команде работал один немец, в которого она влюбилась. Не так давно у них начались отношения.

Сегодня к их команде должна была примкнуть новенькая девушка. Ну конечно не совсем новенькая, она уже работала в другом отеле. И ее постоянно переводили из отеля в отель, так как она была проф. непригодна, слушком зажата и скромна для аниматора. Но хозяин анимационной фирмы почему-то не увольнял ее, а переводил в другой отель. Его конечно можно было понять, он не хотел терять свои деньги. Ведь за каждую голову аниматора, он ежемесячно получал 100-200 долларов.

Впрочем, Юлька была рада, ведь в их команде она была единственной девушкой. Остальные участники — молодые египтяне ее возлюбленный немец. Египтян она не очень любила, они раздражали ее своей навязчивостью. К тому же Юлька не так давно была гопницей, и в их компании предвзято относились к людям с более темной кожей, чем у них.
Наконец новенькую привели, ее звали Таня. Настало время обеда и они пошли в ресторан. Аниматоры обедали вместе с туристами. Это было огромным плюсом в тяжелой аниматорской деятельности. Ведь они могли пользоваться всеми преимуществами системы «Все включено», которая в пятизвездочном отеле была весьма неплохая. Можно подходить и накладывать себе любое блюдо.

— Давай сядем вместе за один столик, Таня? Я не хочу сидеть со всеми остальными.
— Хорошо, но почему?
— Я не хочу сидеть с этими придурками. Эти придурки едят не красиво, как будто бы прибыли сюда из глухой деревни. Они сильно чавкают и мне это не нравится. Мне просто противно с ними есть. К тому же я хочу тебе рассказать кое-что.
— Ну как хочешь Юль. Сядем вместе. Обещаю, я не буду чавкать.
— Я в этом уверенна. Ты производишь впечатление интеллигентного человека. Я думаю тебе здесь не место.
Юлька с Таней набрали еды и уселись за столик.
— Послушай, ты в Египте уже несколько месяцев. Нашла себе здесь парня?
— Да, но он не аниматор, он работает в банке здесь.
— Так лучше. Ведь ты знаешь, какие аниматоры все безответственные. А я вот нашла на свою голову аниматора. Он немец и работает в этой же команде. Его зовут Питер. Сейчас его нет, он поехал куда-то по делам, но сегодня вечером ты его увидишь. Знаешь, я кажется потеряла голову. Он красив как Бог, когда я вижу его, я таю. Но ты знаешь по правилам этого отеля, работники разного пола не имеют права иметь близкие отношения между друг другом. О нашей связи никто не знает, а если узнают, то вышвырнут нас и лишат зарплаты. Поэтому мы встречаемся тайно. Он живет один в комнате в стафхаусе и я иногда ночью пробираюсь к нему в комнату.


Таню и Юльку поселили вместе в одной комнате. Юлька была не сказано рада, ведь это все, что ей не хватало. Ей не хватало русского общения и родного менталитета. Уже на протяжении нескольких месяцев она жила в совершенно других условиях, отличных от тех, к которым она привыкла у себя в родном Нижнем Новгороде. И каждую ночь, после работы она пробиралась в комнату своего немца.


Оказалось, что тот немец Питер был еще тем подлецом. Скоро Юлька ему надоела и он стал встречаться с девушкой из Туниса, которая тоже вскоре прибыла в их анимационную команду. К тому же его вскоре повысили в должности и назначили начальником их анимационной команды. Он держал всех в теле, заставлял работать 24 часа в сутки. Днем с туристами, а ночью репетировать концертную программу. Все аниматоры просто выли от усталости.


И внезапно Юлька поняла, что беременна. И этого ей только не хватало! До окончания контракта оставалось еще две недели, Питер окончательно ушел к молодой туниске. Юлька бы с радостью уехала, а тут такое! Она знала, что ее родители никогда не примут того, факта, что она рожает ребенка от какого мутного немца. Она захотела тут же избавиться от ребенка, но в Египте запрещены аборты. Их конечно делают, но за большие деньги и подпольно. Рисковать здоровьем она не хотела, да и денег у нее не было. Так случилось, что не так давно, когда она еще встречалась с Питером, она одолжила ему все свои сбережения. Он обещал отдать, но так и не торопился.


В общем, никаких денег Питер не отдал. Юлька призналась ему, что беременна от него. Но он лишь посмеялся в ответ и сказал, что отец точно не он. С кем она еще путалась он не знает.


Несколько дней назад Юлька сильно напилась от горя и переспала с одним из аниматоров, который был другом Питера. В общем, пришлось Юльке возвратиться к себе в Нижний, обманутой, обворованной и беременной. Немца из отеля тоже скоро выгнали. Оказалось, что он занимал деньги у многих людей, а долги не собирался отдавать. К тому же у него были проблемы с наркотиками.

Расчетливая Нур

И вот сейчас Ей удалось очаровать » мальчика- мажорчика» и даже склонить его на сожительство. Им пришлось оформить брачный контракт — орфи, который давал им право жить вместе в одной квартире и считаться мужем и женой. А это уже серьезно, в Египте такие дела не проходят безнаказанно. В случае скандала, у него будет только один путь — жениться на ней официально. И сейчас как раз настало время устроить этот скандал.

После серьезного разговора с Ахмедом, Нур поняла, что он настроен решительно разорвать их отношения. И тогда отправилась в полицию, чтобы написать заявление на Ахмеда. Она должна доказать им, что на протяжении трех месяцев была ему верной женой. А теперь он ее бросает без каких-либо объяснений и без копейки денег. Нет, так не пойдет!

Она взяла с собой их контракт орфи, где стояла собственноручная подпись Ахмеда, поставленная между прочим в присутствии двух свидетей. Эта бумажка станет доказательством, что Ахмед жил с ней по своей воле. Да, этот контракт не считается полноценным юридическим документом, но Нур знала немало женщин, которым удалось получить свои права с помощью этой бумажки.

Одна ее знакомая в Александрии, на протяжении долгого времени, была тайной женой одного солидного бизнесмена. Когда этот бизнесмен умер, она предъявила свой орфи контракт и получила часть наследства этого бизнесмена. Может и у нее получиться склонить суд на свою сторону. Ахмед боится своих родителей и не захочет скандала. Когда он узнает, что Нур накатала на него жалобу, он, наверняка, предпочтет жениться на ней официально.

Но ее план не сработал. Как только Ахмед узнал об этом, он сильно рассердился, забрал свои вещи из квартиры, обозвал ее падшей женщиной и ушел. Но Нур не собиралась сдаваться так легко. Она уже навлекла на свою голову позор, и ей нужно было оправдать свое хорошее имя. Она решила пойти до конца. Нур, еще давно, когда они жили вместе, записала телефон родителей Ахмеда. Теперь она позвонила им, приотворилась сильно расстроенной и испуганной, рассказала всю ситуацию.

Родители Ахмеда были поражены и пообещали ей, что поговорят с сыном. Скандал разгорелся нешуточный. На следующий день приехали родители Ахмеда. Они были крайне взволнованы этим звонком. Но больше всего их огорчало то, что их сын влез в такую неприятную историю. О том, чтобы жениться на Нур, не было и речи. Эта девушка не подходила их семье по всем параметрам. У нее не было богатых родителей, она не была невинной, ведь успела уже замужем побывать, да и вообще девушка без роду и без племени.

Они конечно же постарались забрать сыночка из этого ужасного места и общества, где царит такой разврат. Что касается Нур, то она осталась без работы. После такого скандала, владелец спа-салона не захотел ее держать.

Но Нур конечно же не растерялась. После той ужасной семейной жизни с извращенцем, которым был ее муж, ее в этой жизни ничего больше не пугало. Она поплакалась в жилетку одному знатному знакомому, тот быстро устроил ее на другое место, в другой спа-салон. И Нур продолжила охоту на богатых мужчин. И такой нашелся. Ее новым мужем стал пожилой итальянец. Он так очаровался египетской прелестницей, что увез ее к себе в Милан.

Окончание жизненного пути

Однажды судьба завела меня в отель Савой в Шарм-эль — шейхе. Там мне пришлось поработать в дайвинг центре помощником бухгалтера. Это был интересный опыт, но рассказ не о том. Там я познакомилась с Людмилой. Она работала продавцом на пляже, продавала курсы дайвинга.

Мне стало интересно, что завело женщину среднего возраста на такую работу. Людмиле на вид было где-то то около 50, но кажется она думала, что ей 20. Людмила бегала по пляжу как девочка и кокетничала с молодыми парнями. И кажется, она очаровала всех молодых людей нашего дайвинг клуба. Все они просто мечтали встречаться с ней.

Наверное их можно понять, Людмила не была красавицей, но ней никогда было не скучно. Постепенно, мы с ней познакомились, начали дружить и она рассказала о своей судьбе.

Её жизнь в России ничем не отличалась от жизни среднестатистической российской женщины. Рано вышла замуж, родила ребёнка. И все время работала как проклятая на работе, она работала парикмахером. Приходила уставшая домой, но расслабиться было некогда. Нужно было готовить ужин для своей семьи и заниматься домашним хозяйством.

Так прошло полжизни. Но сын подрос, даже успел создать свою семью, а муж ушёл к другой женщине.

Однажды Людмила решила вырваться из своей однообразной жизни и приобрела путёвку в Египет, в Шарм-эль—шейх на неделю. И после этого отпуска она заболела этим городом, Красным морем и вечным солнцем. Теперь в жизни у неё была одна только цель — заработать на очередную поездку к Красному морю. Только там она чувствовала себя счастливой.

В одну из поездок Людмила решила остаться здесь навсегда. Ну зачем ей работать несколько месяцев, чтобы неделю побывать в раю. Она может всегда жить в раю и зарабатывать там своим ремесло. В одну очередную свою поездку в Шарм, Людмила зашла в парикмахерскую отеля и попросила предоставить ей работу. Хозяин парикмахерской взял её без проблем, русскоговорящие сотрудники ему были очень нужны. Так Людмила стала жить здесь. Через какое-то время она поняла, что в парикмахерской здесь невозможно заработать достаточно денег, чтобы одной снимать квартиру и всем обеспечивать себя самой.

Она стала искать другую работу и ей предложили работу продавца в дайвинг центре. Будучи довольно общительный человеком, Людмиле не составляла труда ловить клиентов на пляже и соблазнять их покупать услуги дайвинг центра. Поэтому зарабатывала она на этой работе неплохо.

Живя в Шарме, Людмила как будто бы пыталась наверстать упущенное ей в молодости. Она ходила на ночные дискотеки и танцевала там до упаду. Она назначала свидания парням, бросала их, как только они начинали ей надоедать, находила новых.

Но больше всего Людмила любила море и солнце.

Она ходила купаться на море и загорать на солнце каждую свободную минуту в перерывах между работой. В выходные дни она была на пляже с раннего утра до позднего вечера. И даже прожив в Шарме несколько лет она не могла насытиться солнцем. Я никак не могла её понять. Я тоже приехала сюда из северных краев, где солнце бывает не частым гостем. Но за несколько лет я пресытилась этой вечной жарой. Только потом я поняла, что Людмила пыталась не только наверстать упущенное, но успеть насладиться оставшимся.

Проработав в дайвинг центре два месяца, я по семейным обстоятельствам вынуждена была возвратиться в Россию.

Потом я снова вернулась в Шарм. В дайвинг центре меня уже никто не ждал, но я все же решила попросить я назад. Всё, что могли мне предложить там — это место продавца на пляже. Оказалось, что Людмила вышла замуж за какого то богача и уволилась оттуда. Работа продавца меня не устроила и я решила искать другую работу. Я вспомнила, что у меня остался номер телефона Людмилы. Я позвонила ей и получила приглашение в гости.

У Людмилы все сложилось как нельзя лучше. Она действительно вышла замуж за богатого человека и проживала сейчас на огромной вилле с видом на море. Я порадовалась за неё, мы мило посидели, поболтали. Потом мы не виделись с ней ещё какое-то время. Честно говоря мне было не до неё. Я никак не могла найти нормальную работу, потом нашла и времени у меня особо не было.

Однажды мы столкнулись с ней на улице. Людмила шла в магазин. Но вид у неё был какой-то не такой. Мы остановились поприветствовать друг друга. И тут я увидела, что Люда сильно похудела, как то осунулась.

Людмила не рассказала мне тогда о своей болезни, а может быть она о ней и не знала. Мы посетовали на то, что живём почти рядом, а встретиться толком не можем и разошлись.

Ещё через несколько месяцев я прочитала пост в фейсбуке, что в больнице Шарм-эль—шейха умирает русская женщина. И рядом с ней никого, чтобы помочь. Я пошла в эту больницу, Людмила ещё была в сознании, но в тяжёлом состоянии. Она рассказала мне, что когда она узнала о своей болезни, уже было поздно. Рак груди перешёл четвертую стадию. Её мужчина отказался помочь ей, он сразу же бросил её. Сын приехать из России не может, у него огромные долги перед банками и его не выпускают из страны. Бывшему мужу тоже не до неё. Родственников у неё больше нет.

Да и сама она бороться не захотела, так как знала, что ей ни за что не победить эту болезнь. Она просто тихо ждала, когда умрёт. Ну вот кажется дождалась, это случиться совсем скоро. Я спросил Людмилу, что принести ей, чтобы хоть немного сделать приятное. Людмила попросила принести ей сок гуавы.

Ей было трудно говорить, её мучили и страшные боли, но смерть все не забирала её. Эта бедная женщина промучилась ещё несколько дней. Она умоляла врачей не помогать ей больше, не поддерживать её жизнь различным препаратами. Но они не могли не делать свою работу. Но наконец болезнь победила и Людмилы не стало. Людмилу похоронили на христианском кладбище в эль Туре. Жители Шарма собрали ей деньги на похороны. Покойся с миром моя милая подруга!

Автокатастрофа

Самолёт уверенно приземлился в Шарм-эль-шейхе. Карина включила свой мобильник и набрала номер возлюбленного. Его телефон был вне доступа сети. Странно!», — подумала Карина. Он же с таким нетерпением меня ждал, а теперь его телефон не работает. Но наверное просто случайность.

Карина решила отправить смс.» Я приземлилась! Скоро увидимся!». Ответа не последовало даже после всех процедур прохождения таможенного и паспортного контроля. Это уже Карине перестало нравиться. Она в сердцах отправила другое смс. «Если не хочешь больше видится, хотя бы скажи об этом». Ответа на свои сообщения Карина так и не дождалась.

Она доехала домой на такси, но не была уверенна, что можно считать это жилище домом. Ведь её мужчина снимал его для неё, и они жили там вместе. Открыв дверь квартиры, Карина обнаружила, что там ничего не изменилось. Было видно, что в квартире недавно прибирались, на столе стоял букет свежих роз. Карина решительно не понимала, что происходит. Телефон её друга по-прежнему был недоступен и от него не было никаких сообщений.

Поздним вечером телефон наконец позвонил. Но это был не Зейн.

— Здравствуйте! Это мадам Карина?

 — Да это я.

— С вами говорит врач госпиталя Пирамида в Шарм-эль-шейхе. Ваш муж Зейн Мохамед попросил меня позвонить вам. Дело в том, что он попал в аварию по дороге в аэропорт вчера. Слава богу он остался жив, но к сожалению у него сломано бедро и он не может сейчас двигаться. Зейн находится в седьмой палате, он хотел бы вас увидеть. Карина незамедлительно взяла такси и поехала к возлюбленному.

Ее сердце отчаянно билось, когда она заходила в палату. В палате уже сидел отец Зейна, он приехал из деревни под Александрии. Он только недавно узнал о существовании Карины, Зейн скрывал от него, что встречается с иностранкой. И сейчас, когда Карина зашла в палату, он смотрел на нее с удивлением и презрением.

 Карина поняла, что он не одобрил их отношения. Но это было понятно с самого начала, иначе бы Зейн не скрывал от своей семьи ее. Ведь в тех местах откуда он родом добропорядочные женщины так не поступают, они никогда не согласятся жить с мужчиной под одной крышей без замужества и без приличного махра. К тому же Карина была старше Зейна на 7 лет и уже успела побывать замужем за другим человеком и развестись с ним. А в Египте разведенная женщина — это позор. Впрочем, сейчас было не до этого, чтобы разбираться, почему так произошло. Отцу пришлось принять тот факт, что его сын жил с женщиной без его ведома.

Зейну действительно было нелегко, он сильно пострадал, но остался жив. Чего не сказать о его машине, она была разбита вдребезги, а ведь он не успел на нее оформить даже страховку. Эта была новая, только что купленная машина, на нее он потратил все свои сбережения. И вот теперь ему придется еще платить огромные деньги за свое лечение. Еще Зейн как будто бы не рад был ее видеть.

Карина хорошо понимала его, ведь он всегда любил казаться сильным и способным разрешить в один миг любую проблему. А сейчас он лежал на кровати, жалкий и больной, не в силах даже сдвинуться с места. Карина как могла, пыталась успокоить его, уверяла, что все будет хорошо, он скоро выздоровеет и снова заработает денег на новую машину. Но Зейн смотрел на нее с каменным лицом и все время повторял на арабском: Господи, прости мою душу грешную!» В расстроенных чувствах Карина вышла из палаты, что теперь делать и как дальше жить она не знала.

На следующий день, когда Карина снова пришла в больницу, психологическое состояние Зейна не улучшилось. Он по-прежнему был не рад ее видеть. Отец Зейна вывел ее в коридор поговорить. Он неплохо говорил на английском. Зейн как то говорил, что его отец служит учителем английского в школе.

— Вас кажется Карина зовут, не так ли? Я бы хотел поговорить с вами!

— Да я тоже хотела бы поговорить с вами. Что с Зейном? Он выкарабкается, он будет снова здоровым?

 — Травма довольно серьезная, но у него есть все шансы поправится. Однако ему требуется операция, без этой операции он никогда не сможет ходить самостоятельно. И как вы знаете, что в Египте медицина не бесплатная, поэтому за операцию потребуются деньги. Я отвезу его завтра в Александрию в другую больницу и там ему должны сделать операцию. Но есть одна большая проблема. У нашей семьи на эту операцию нет денег.

— Скажите сколько? — 2000$ — это минимум цена, с большой скидкой.

Карина была ошарашена. Ведь Зейн говорил, что его отец состоятельный человек. А тут он даже не может найти 2000 долларов.

 — А как же бизнес Зейна — его спа-салон в отеле?

 Мне пришлось срочно продать его, чтобы заплатить за лечение в этой больнице за 2 дня. Эта частная больница и довольно дорогая, поэтому плата набежала большая.

 — У меня нет этой суммы в наличии, но я постараюсь найти ее мистер Мохамед. — Да уж постарайтесь. Ведь это из-за вас он попал в аварию.

Услышав эти слова, На глаза Карины навернулись слезы.

— Но вы же понимаете, что это не так! Это был несчастный случай, который мог произойти с кем угодно. Увидев слезы Карины, отц Зейна смягчился и промолвил: «Не плачьте девушка. Зейн попал в беду, а я не могу ему помочь. Поэтому я обращаюсь к вам. Если вы сможете найти деньги на операцию, то буду вам очень благодарен».

 — Я сделаю все, чтобы найти эти деньги, мистер Мохамед. Ведь Зейн не чужой мне человек.

На этом они разошлись. Однако у Карины осталось чувство, что отец Зейна глубоко ее презирает и ни за что не согласится на дальнейшее продолжение отношений с его сыном. Но время подумать об этом у нее не было, нужно было спасать ее любимого.

Карина бросилась занимать деньги у знакомых, и в конечном итоге ей удалось наскрести нужную сумму. Она незамедлительно выслала их отцу Зейна. Тот даже не поблагодарил ее за это. Он сказал, что операция состоится скоро, и еще нужно много денег на восстановление.

Через несколько дней ей позвонил Зейн. Карина была так рада снова услышать его голос в трубке. — Здравствуй, любимый! Как ты? — Все нормально, Карина. Операция прошла успешно, спасибо тебе за деньги. И еще хочу сказать, что я смогу их тебе вернуть назад. Пусть это будет мне компенсацией, что я когда-то тратил на тебя столько денег. А еще хочу сказать, что нам не надо больше встречаться. Я не вернусь больше в Шарм-эль -шейх, буду жить со своими родителями. И ты теперь свободна.

.
Бегство в Шарм

Рано утром, когда Алина собиралась на работу, в дверь постучали. Алина открыла дверь и увидела своего возлюбленного Андрея. Но Боже, что с ним случилось? Вся его одежда выглядела грязной, а сам Андрей был в стельку пьян. Андрей не здороваясь вошел в комнату и развалился на диване. В лучах утреннего света он выглядел еще отвратительнее, от него шел запах помойки. Но ему похоже было все равно.

— Где ты был? Откуда пришел?

Андрей усмехнулся.

— Разве ты не видишь, что я был на помойке. Вообще это долгая история. Я останусь у тебя сегодня, хорошо? Он с вожделением посмотрел на Алину. Иди сюда ко мне.

Алине вдруг стало противно. «Что? Заниматься любовью с этим грязным, несвежим человеком? Фу, какая гадость! Как она могла его любить целых три года. Что этот человек делает у нее в квартире?» — все эти вопросы молниеносно проносились в голове Алины.

— Сейчас мне некогда. Мне надо идти на работу, а ты можешь отдохнуть у себя.

— И что ты даже не поцелуешь меня?

— Прости Андрей действительно некогда.

Вечером Алина узнала, что Андрей вчера был нетрезв, его забрали в полицейский приемник и он провел ночь рядом с бомжами. Вообще, то он был приличным человеком, имел хорошую работу в Москве, но его пристрастие к алкоголю иногда подводила его. Но никогда еще Алине не приходилось видеть его в таком виде, в каком она увидела его утром.

И этим утром она вдруг поняла, что ее любовь закончена. Онана больше не хочет быть с ним. У нее как будто бы глаза открылись. Андрей уже не молодой человек, собирающийся разводиться со своей женой. А у него нет ничего за душой, квартира в Москве принадлежит его жене. Она была подарена ее родителями. И за все время своей жизни Андрей ничего не нажил, нормальной семьи не построил. Как бы он не жалел и не оправдывал себя, он был простым неудачником, жизнь которого уже клонилась к закату. А Алине все таки 26, она еще молода и может встретить свою любовь.

В Москве, где она жила 3 года, она не нашла себя. По сути, этот большой город не раскрыл ей своих объятий, не облагодетельствовал ее. Ни нормальной работы, ни денег у Алины не было. Но самое плохое то, что здесь она чувствовала себя чужой. Но возвращаться в свой маленький городок в Удмуртской республики Алина тоже не хотела. Слишком скучно ей там было и слишком рьяно она оттуда когда-то рвалась. Возвращаться снова в это болото — это обрекать себя на одинокую, безрадостную жизнь.

Алина всегда мечтала уехать из России, но ее мечте так и не удалось осуществиться. Но теперь ей делать совсем нечего, она должна уехать чтобы ей этого не стоило.

Ана сидела в поезде метро, который вез ее на ненавистную ей работу и размышляла об этом. За 3 года в Москве она так и не нашла хорошую работу по своей специальности учитель английского языка. Да ей довелось поработать в московской школе, но зарплаты там не хватало ей на то, что хоть как то сносно жить в Москве и снимать жилье. Поэтому она работала продавцом в магазине обуви. Зато могла снимать крохотную убитую хрущовку на окраине Москвы, чтобы иметь возможность встречаться с Андреем. Ведь у него не было своего жилья. Боже, как она докатилась до такой жизни!

Чтобы скоротать дорогу Алина начала читать какую-то газету, которую всучили ей бесплатно на входе в метро и наткнулась на объявление. «Работа аниматором в Египте.» Египет-почему бы и нет, конечно не Европа, где она всегда мечтала быть, но зато всегда тепло и море. А разве не о том она мечтала в детстве.

Выйдя из метро Карина позвонила по указанному номеру и ее пригласили на собеседование. Дальше все пошло как маслу, Алину пригласили работать в команде анимации в шикарном отеле Шарм-эль-шейха. Алина заключила контракт на полгода, быстро уволилась с магазина, взяла билет в один конец в этот неизвестный Шарм-эл-шейх. Андрей все это время не появлялся, но так и было прежде. Он приходил к ней только тогда, когда ему было нужно. А сейчас наверное у него завал на работе и он о ней даже не вспоминает. Но ничего, скоро он забудет о ней навсегда, ведь она уедет так далеко, в неведанною страну.

И вот Алина сидит в самолете среди веселых, подвыпивших людей, которые радуются тому, что скоро будут наслаждаться теплым море и жарким солнцем. Самолет приближается к земле, Алина из окна самолета видит маленькие дома, как будто слепленные из белой глины, автомобили, спешащие по дороге. Все люди сейчас устремятся в свои отели, где они продолжат свое веселье. А что же ждет ее? У нее билет в один конец и 50 долларов в кармане

Выбравшийся из курятника

Басем родился в курятнике хозяйского дома и все детство провел там. Его отец умер еще до его рождения от непосильного труда и неправильного образа жизни. Мужчины в их деревне долго не жили, ведь им с самого рождения приходилось заботиться о своих матерях, сестрах и женах. Только мальчик начал ходить, вперед на работу. Сначала выполнять нехитрые поручения родителей, а потом по мере взросления нужно работать в поле, сеять, собирать урожай, и т.д. А после работы на жарком, испепеляющем солнце посиделки в кафе до утра с кальяном и бесчисленными чашками чая и кофе. А чтобы совсем забыться от усталости можно пропустить и косячок, другой и поспать часа два. А потом снова тяжелая работа.

Какой акой же организм выдержит столько работы, отсутствие сна? Вот и отец не выдержал. Свою боль в груди он пытался глушить гашишем, но однажды он ему не помог и он умер от сердечного приступа, оставив свою жену с 5-ю детьми. Дома своего у них отродясь не было, они снимали квартиру в старом, аварийном доме.

После смерти отца дом совсем стал разваливаться, да и платить за нее стало нечем. Тогда хозяин квартиры вежливо попросил их уйти. Он знал, что идти им некуда, но и оставлять в этом доме не мог.

Мать работала у одного зажиточного крестьянина, ухаживала за его курятником. Хозяин благосклонно разрешил ей поселиться там со своими детьми, потеснив немного его гусей и куриц. Вот там ему и пришлось провести все детство. Днем мать работала в курятнике, ухаживала за птицами, а вечером брала Басема и отправлялась в город, чтобы просить милостыню на улицах. Он был самый младший ребенок, старшие уже вовсю работали батраками у зажиточных крестьян. Но все равно прокормить маленького Баема было непросто, тех денег, что давали ей хозяева ей не хватало.

Чтобы люди больше подавали, мать специально одевала его в самую плохую одежду, а лицо вымазывала грязью. Но таких, как она на улице было много, везде холили нищие и выпрашивали деньги, а горожане были не так богаты, чтобы щедро подавать. Простым людям самим бы прокормить свои семьи, а богатых здесь не водилось. Но даже если они были здесь, то прятались за высокими заборами.

Когда Басем подрос, он тоже пошел на службу, работать в поле, помогать другим работникам. Конечно же о том, чтобы учиться в школе не шла даже речь, Басем никогда нигде не учился. Несмотря на то, что все дети подросли, начали работать, матери все равно было трудно.С каждым годом силы покидали ее, появлялись болезни.

Мать умерла в тот день, когда Басему исполнилось 15 лет. И в этот день он понял, что так жить больше нельзя. Он обязательно выберется с этого курятника, он будет жить как господин в своем собственном доме. Как он это сделает, он пока не знает, но он сделает.

И скоро такая возможность появилась, один добрый человек пообещал устроить его полотенщиком на пляж в один отель в Шарм-эль-шейхе. Деньги на дорогу туда собирали всей деревней. Деревенские жители помнили, каким добрым и безотказным человеком была их мать и сколько пришлось ей выстрадать. Поэтому они захотели помочь ее сыну, у которого появилась такая возможность выбраться из этого грязного курятника.

Каждый принес свои последние гроши, и по капельке набралась сумма на дорогу в Шарм. Хозяин курятника тоже расщедрился и подарил Басему свой старый костюм и дорожную сумку, чтобы он выглядел достойно. Ведь Басем с детства верой и правдой служил в его доме. Он не только следил за его птицами и домашними животными, но и выполня разные мелкие поручения, например сходить в магазин или подмести двор.

И вот, гремя медяками в кармане, Басем шел на автостанцию. На каждом шагу ему приходилось останавливаться, чтобы побеседовать. Каждый попавшийся ему на пути знакомый благословлял его на новую жизнь и давал пару, тройку наставлений. Басем слушал их и кивал. Но на самом деле он совершенно не понимал, что они говорили. Голову ему кружили мечты, какой прекрасной будет его будущая новая жизнь. По сути он совсем не знал, что творится за пределами его деревни. Ему казалось, что он едет прямиком в рай.

На кассе автостанции Басем выгреб все свои медяки и сказал гордо кассирше в черном, непроницаемом никабе: «Один билет в Шарм-эль-шейх!» Ее черные глаза полоснули его завистью. Еще никто с этой автостанции не уезжал дальше соседнего маленького городка. А этот последний бедняк, который всю жизнь провел в курятнике, едет в этот город прекрасных грез. Она так часто видела его в египетских мелодрамах.

Почти всю дорогу Басем спал, не часто ему удавалась возможность так долго поспать. А здесь в мягком кресле автобуса никто ему не мешал. И когда он открыл глаза на рассвете, автобус подъезжал уже к Шарму. Басем впервые увидел море, оно было такое же красивое, что и на плакате, который висел в хозяйском доме.

Когда автобус въехал в город, из окна автобуса Басем увидел абсолютно раздетую женщину. Он почувствовал неимоверный ужас, что сейчас случиться что-то плохое, в не полетят камни со свистом и убьют ее. Никогда ему еще не приходилось видеть того, что у женщины открыты руку, ноги и волосы. Даже свою мать он не видел в таком открытом виде.

 В его деревне все женщины ходили в черных платьях абаях и платках. И не дай бог у кого нибудь из женщин из-под платка выбьется волосинка, старшие люди застыдят ее. А тут женщина ходит по городу практически полуголая и ничего ей за это нет. И тут он увидел еще нескольких женщин без одежды, они шли по улице, улыбаясь и никого не боясь.

От волнения Басем начал шептать молитву, от шайтанов, которые наверняка атаковали это место после того, что он увидел.

Его сосед, сидящий на соседнем кресле, заметил его смущение и испуг и спросил: «Ты что первый раз в Шарме? Привыкай брат, здесь все по другому, чем у тебя на родине.» Басем поблагодарил его за заботу и начал быстро собираться на выход из автобуса.

В египетской тюрьме

Вот уже год Лиля работала в солнечном Шарм-эл-шейхе. Она, как и многие попала сюда на отдых когда-то и решила остаться надолго. Лиля неплохо владела английским языком, поэтому ее взяли в отель администратором. Работа была непыльная, но немного нервная. Нужно было выслушивать проблемы отдыхающих и помочь им решить их. Но за это отель платил Лиле неплохую зарплату, а еще обеспечивали ее едой и жильем.

И целый год она жила как в раю, и в свой дождливый Ульяновск возвращаться не хотела. Она так любила этот беззаботный город с ее красивым морем, всегда теплой погодой и солнечным настроением. Свои выходные она проводила на пляже, плескаясь среди рыбок Красного моря. Но однажды эта расслабленная жизнь закончилась кошмаром.

Лиля выходила из квартиры в черте города, которую, предоставил ей отел. Она торопилась на работу, на ней была одета форма отеля. Тут внезапно ее остановили полицейские и потребовали предоставить документы. Как и многие здесь Лиля работала нелегально, отель не удосужился сделать ей рабочую визу за все это время. А полиция как раз и отлавливала таких нелегалов.

Увидев, что полицейские не собираются с ней шутить, она показала им паспорт с просроченной визой. Полицейские попросили ее сесть в их автомобиль и поехать в отделение. Лиля же была настроена оптимистично, она не думала, что ее задержат там надолго. Она гражданка другой страны, зачем им проблемы с другими странами, немного подержат и отпустят. К тому же, она симпатичная, хрупкая блондинка полицейские наверняка сжалятся отправлять такую красоту в тюрьму. В конце концов 99 процентов иностранцев здесь работает с просроченной визой и без разрешения на работу. И никто еще за это не сидел в египетской тюрьме. Но ей не повезло, полиции нужно было выполнить план по отлову нелегалов, поэтому быстро ее не отпустили.

Лилю привезли в отделение, толстый полицейский задавал ей вопросы и что-то писал в своих бумагах. Лиля честно отвечала на них. Она созналась, что работает здесь нелегально. При этом она уверяла, что покинет Египет совсем скоро. Лиля готова на законных основаниях заплатить штраф за просроченную визу. Наконец полицейский подписал какие-то бумаги и попросил Лилю подождать в другой комнате.

В этой комнате Лиле пришлось просидеть целый день без еды и воды. У нее забрали мобильный телефон, поэтому она не могла никому рассказать о своем положении. К концу дня Лиля начала думать, что сойдет с ума от неизвестности, как дверь открылась, полицейский сказал ей пройти в машину. Лиля как завороженная последовала за ним, она совсем не понимала, что сейчас происходит.

Ее отвезли в другой город, где находилась женская тюрьма. Лиле выдали белую тюремную робу и отвели в камеру. Был уже поздний вечер, все заключенные в камере уже спали. Эта была большая комната со множеством двухэтажных кроватей. На каждой кровать спала заключенная. Ее подвели к пустой кровати и сказали утраиваться здесь. Рядом с ее кроватью сидела моложавая женщина, лет 50, она не спала, а читала книжку. Женщина насмешливо посмотрела на нее.

— Как же тебя зовут красотка?

— Лилия, из России.

— Добро пожаловать к нам, Лилия! Меня зовут Сальма.

— Но я сюда ненадолго, я ни в чем не виновата!

— Все здесь ни в чем не виноваты, когда только сюда приходят. Это мы еще посмотрим. А сейчас спи, красавица. Завтра рано вставать.

Но Лиле было не до сна. В камере был плохой запах, исходивший от немытых тел, пота, газов, испускаемых во время сна. Лилю тошнило от всего этого. Она спросила соседку, где у них уборная. Соседка указала на ведро в конце комнаты. Лиля побежала к ведру, запах от него исходил еще сильнее. Но ей ничего не оставалось делать, как выплеснуть содержимое ее желудка в ведро. Ее выворачивало несколько минут до тех пор, пока в желудке не осталось ничего. После этого ей стало немного полегче, она легла на кровать и заснула. Соседка не спала, она насмешливо следила за Лилей и улыбалась чему-то про себя.

На следующий день в 6 часов утра прозвенел звонок, в камере включился яркий свет и все заключенные закопошились. Лиля открыла глаза, она не могла понять, где находиться. Через несколько секунд она вспомнила все и поняла, что оказалась в тюрьме. Вставать не хотелось, но соседка Сальма уже тормошила ее.

— Вставай, а то опоздаешь на завтрак и останешься без еды. Надзиратели строго наказывают за опоздание.

Лиля поняла, что сильно голодна. Она покорно встала и пошла вслед за другими заключенными. Соседка Сальма от нее не отставала. По дороге в столовую она рассказывала о местных порядках, но Лиля ее не слушала, ей сильно хотелось есть. Стол был уже накрыт, от вида еды Лиле вновь стало плохо. То, что лежала на тарелках сильным запахом протухшей еды, есть было невозможно. Лиля поняла, что если съест это, то ее снова вырвет. Она отложила тарелку и посмотрела вокруг. Все женщины быстро работали ложками и ели с большим аппетитом.

И только теперь Лилия в полной мере осознала, где находиться и весь ужас своего положения. Она подошла к надзирательнице и попросила позвать начальника, за что получила увесистую оплеуху. Лиля упала на пол, у нее началась нервная истерика. Сальма как могла, успокаивала ее, она уверяла, что совсем скоро девушку отпустят, а сейчас им надо идти на работу, иначе они получат большой штраф.

Сальма привела Лилю в цех, где нужно было сшивать мешки. Монотонная работа немного успокоила Лилию. Она поверила, что нет никаких оснований долго держать ее здесь. А при первой же возможности она позвонит своему работодателю и всем своим египетским друзьям. Они должны ей помочь.

После работы заключенные отправились опять в столовую на обед. Лиля успокоилась, сидела за столиком с Сальмой. Тут к Сальме подошла повариха и протянула две лепешки хлеба с сыром. Она считала Сальму подругой, поэтому иногда оказывала ей знаки внимания. Сальма одну лепешку отдала Лиле, другую взяла себе. Лиля начала с жадностью есть лепешку.

— Ты новенькая? — спросила ее повариха на ломаном английском.

— Да, я только вчера прибыла и ужасно хочу есть! А то, что здесь дают кушать невозможно, помои какие-то!

Лицо поварихи побагровело, глаза налились кровью, она выхватила у Лили лепешку и заголосила

— Ты сказала, что моя еда помои!!! Это у меня, у опытной поварихи, которая работала в лучшем ресторане Шарм-эль-шейха! Неблагодарная, не видать тебе сегодня еды!

Она отняла вторую лепешки и у Сальмы и быстрым шагом направилась на кухню, громко ругаясь на новую заключенную.

— Ты что дура? — обратилась Сальма к своей новой подружке. Сказать такое поварихе.

— Так кто же знал. Я не думала, что это она сама все варит.

— А ты в следующий раз меня спрашивай, что здесь можно делать, а что нельзя. Я здесь давно и все знаю и я тебя научу.

— Хорошо, Сальма.

Повариха была так обижена, что не могла успокоиться. Она нажаловалась на Лилю заключенной Малик — старой лесбиянки. Она сидела в тюрьме уже 10 лет и считалась главным человеком в этой тюрьме. Ее все уважали и боялись, она имела множество привилегий, у нее была своя отдельная камера. Повариха обеспечивала ее свежими продуктами, вкусной ресторанной едой в обмен на то, что Малик защищала ее от остальных.

Малик приказала привести ей эту негодяйку, посмевшую обидеть ее повара. Она с предвкушением думала о том, как расправиться с новенькой, как та будет кричать плакать.

Когда привели растерянную Лилю, Малик посмотрела на ее лицо и ей стало дурно. Эта женщина была так похожа на ее покойную возлюбленную англичанку Мари, которая несколько лет назад умерла в этой тюрьме.

Она воскликнула: «Мари! Как я рада, что ты жива!»

— Но я не Мари, я Лили, — сказала Лиля растерянно.

— Нет, ты моя Мари!

Лиля подумала, что сознание женщины помутилось.

— Ну иди в свою камеру Мари. Я тебя не трону.

— Хорошо, сказала Лилия и задумчиво побрела в свою камеру.

Через несколько часов толстая повариха принесла ей целый пакет фруктов и всякой вкусной снеди. Она также передала ей записку, где Малек просила ее прийти сегодня вечером в ее камеру в 23.00.

Лиля сначала не хотела идти на это так называемое свидание, но Сальма ее уговорила. Она говорила, что дружба с этой женщиной даст ей много привилегий. До своего освобождения, она будет жить в отдельной камере и нормально питаться, не этими отходами, что дают всем заключенным. Лиля еще не знала тогда, что все это не просто так и что Малик лесбиянка, поэтому она согласилась. Она почему-то подумала, что Малик приняла ее за свою дочку.

В назначенное время, когда все улеглись спать, Лиля пришла в камеру к Малек. Там ее уже ждали. Был накрыт стол с фруктами и сладостями. Малик сидела на своей кровати и очем-то блаженно мечтала.

— Ну заходи красавица! Моя Мари. — сладострастно произнесла Малик. Садись, кушай, не стесняйся. И даже тогда у Лили ничего не дрогнуло, она по-прежнему не понимала, почему ее пригласили сюда. Она села за стол и съела яблоко.

— Почему вы меня пригласили, Малик, спросила она.

— Иди сюда, сядь рядом со мной.

Лиля послушалась. Малик обняла ее и начала жадно целовать. Лиля с отвращением бросилась вон из камеры. Малик кричала, что она это просто так не оставит, она накажет ее. Но Лиле было все равно.

.

Комментарии

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

RSS
Follow by Email
Twitter
YouTube
Pinterest
LinkedIn
Instagram
Telegram
Vk
Ok